Чудотворцы ХХ века — старец Феофан

Святитель Феофан, Затворник Вышенский: детство

Чудотворцы ХХ века — старец Феофан

Святитель Феофан – один из ярчайших и известных богословов-аскетов 19 века. Многие вопросы, которые он раскрывает в своих трудах, актуальны и в наши дни. В 2015 г. исполнилось 200 лет со дня его рождения. С 2010 г.

Издательский совет Русской Православной Церкви проводит работу по сбору всего духовного наследия святителя, и в мае этого года вышел Первый том «Летописи жизни и трудов святителя Феофана, Затворника Вышенского».

В статье доктора исторических наук, митрополита Калужского и Боровского Климента показано влияние традиций семьи Говоровых и окружающей среды на формирование личности этого известного подвижника и русского духовного писателя.

Девятнадцатый век дал много замечательных архипастырей нашей Церкви. Одним из них является святитель Феофан, затворник Вышенский – аскет, богослов, экзегет, духовный писатель, учитель христианской жизни и нравственности.

О святителе Феофане написано много, но при работе над собранием всего его литературного наследия выявлены интересные сведения о его детстве, жизни в отеческом доме и времени обучения в духовных школах, что позволяет лучше проследить влияние традиций семьи Говоровых и окружающей среды на формирование личности этого выдающегося просветителя и духовного писателя нашей Церкви.

Семья, место и дата рождения

Родиной святителя Феофана является Российское Черноземье – плодородные лесостепные земли в 410 км (385 верст)[1] к югу от Москвы, имевшие стратегическое значение для Московского царства. Борис Годунов основал в этих местах линию крепостей для защиты от набегов крымских и ногайских татар.

К таким пограничным поселениям принадлежал Усть-Чернавский острог (впоследствии город Чернавск или Чернавск-на-Сосне, в настоящее время село Чернава[2]), позволявший русским держать контроль над бродом через медлительную полноводную реку Сосну при впадении в нее мелкого и быстрого притока – Большой Чернавки.

Этот брод, как часть Кальмиусского шляха, служил вратами в русские земли для татар во время их опустошительных походов до середины XVII века. В XVIII столетии Чернавск утратил значение уездного города, и в 1779 году за ним официально был закреплен статус села. Ближайшими уездными городами были Елец и Ливны, расположенные в 38 и 28 верстах соответственно[3].

При образовании в 1796 году Орловской губернии село Чернава оказалось в ее границах и входило в Елецкий уезд[4].

В XIX веке Чернавск был довольно большим и многолюдным селом на оживленном тракте, соединявшем губернские центры Орел и Воронеж. Через него проходило множество богомольцев, совершавших паломничество в Задонский монастырь.

В то время в Чернавске было три действующих храма. Один из них – тот, что располагался на месте упраздненного при Екатерине II Владимирского мужского монастыря – был освящен в честь иконы Божией Матери «Владимирская»[5].

В этом храме служил отец святителя Феофана – священник Василий Тимофеевич Говоров.

Предыдущие поколения предков святителя по мужской линии, как минимум, с первой половины XVIII века[6] проживали в другом уезде, также вошедшем в состав Орловской губернии – Малоархангельском, в селе с двойным названием: Богоявленское или Фошни (Фошня). Многие поколения церковно- и священнослужителей Говоровых служили в этом селе в храме Святого Богоявления.

По данным последних исследований, прямая родословная святителя Феофана прослеживается в следующих клириках и причетниках Богоявленского храма: священник Андрей Говоров (1655-1720), дьячок Петр Андреевич Говоров (род. 1687), священник Петр Петрович Говоров (1713-1744), диакон Петр Петрович Говоров (род.

1730) и, наконец, дед святителя – пономарь Тимофей Петрович Говоров (род. 1750)[7].

В этом же селе в 1776 году родился Василий Тимофеевич Говоров. В 1800 году по окончании семинарии, которая в те годы еще пребывала в Севске, но уже называлась Орловской, он был оставлен при ней как senior.

Название этой должности в переводе на русский означает «старший».

В обязанности сениоров ряда семинарий того времени входило наблюдение за поведением и прилежанием семинаристов, помощь отстающим в освоении семинарских дисциплин, а иногда – надзор за учащимися, которые квартировали вне стен семинарии.

https://www.youtube.com/watch?v=nddLW6QERZM

Два года спустя, в 1802 году, епископ Орловский и Севский Досифей (Ильин)[8] рукоположил Василия Говорова во священника к храму Владимирской иконы Божией Матери в Чернавске[9]. В этом храме отец Василий служил до своей кончины в январе 1839 года.

Большую часть своего священнического служения – последние три десятка лет – священник Василий Говоров был благочинным Елецкого уезда, то есть старшим в уезде над причтами храмов.

Подобно тому, как в молодые годы он помогал семинарскому начальству в воспитании обучающихся, так и в сане священника он был помощником епархиального архиерея, наблюдая за порядком в храмах своего благочиния и поведением клира.

Особенностью характера священника Василия Говорова, по воспоминаниям знавших его людей, была деликатность в разрешении конфликтов: он не спешил придавать огласке неурядицы и ссоры между причтом, терпеливо примиряя враждующих[10]. За это миролюбие клирики всего уезда особенно любили отца благочинного.

При этом он сам подавал пример ревностного пастырского служения. Как свидетельствовали его современники, отец Василий не снимал епитрахили («Наш батюшка из епитрахили не выходит»)[11].

В воспоминаниях знавших его людей он предстает открытым и прямодушным собеседником, хлебосольным и добросердечным хозяином, чей дом неизменно славился гостеприимством.

В проявлении гостеприимства современники усматривали немалую роль его супруги Татьяны Ивановны Говоровой (в девичестве Поповой). Ее предки проживали в соседних с Чернавском селах Елецкого уезда.

На основании переписей уездного клира установлено, что с начала XVIII века они служили в храме святых Космы и Дамиана села Крутое[12], а с постройкой в 1776 году приписного к нему храма во имя святителя Николая Чудотворца в селе Паниковец (Пониковец) они переехали в это село.

В Никольском храме служил другой дед святителя (отец его матери) – священник Иван Саввич Попов[13].

Татьяна Ивановна Говорова была кроткой, сострадательной и радушной хозяйкой большого семейства. По воспоминаниям ее внука (племянника святителя) Н.А. Крутикова, «мать Преосвященного Феофана жила неподдельным, чистым религиозным чувством»[14].

Ее великодушием и мягким нравом во многом обеспечивалось спокойное и согласное течение семейной жизни.

Когда же дом посещали гости, ее непосредственной обязанностью было всех «накормить, напоить, уложить спать; самой лечь позже всех и раньше всех встать, чтобы служить опять другим»[15].

По мнению родных, святитель Феофан более на мать «походил и ростом (несколько ниже среднего), и лицом, и голосом (тихим)»[16]. Но что еще более существенно, у него проявлялись сходные с нею черты «духовного настроения: его замечательная обходительность со всеми, добродушие…

и особенное внимание к нуждам других»[17]. Не жалея своих сил и времени, Татьяна Ивановна заботилась о родных и всегда находила возможность помочь бедствующим. «Из средств, доступных ей, она старалась помогать всем нуждающимся, – свидетельствовал другой ее внук И.А.

 Крутиков, – и никто из бедных, нищих и больных не отходил без посильной помощи»[18].

Скончалась Татьяна Ивановна в конце 1838 г., а в начале следующего 1839 г. преставился ее супруг священник Василий Говоров. «Они умерли через две недели друг от друга», – писал о своих родителях святитель[19].

Следует отметить, что его отец и мать были едиными не только в жизни и в смерти, но, что самое главное, они были едины во Христе, Который стал их вечным наследием, соединив их навеки, о чем святитель Феофан, по его словам, получил внутреннее уверение, утешавшее его в скорби по утрате самых близких ему людей.

Будущий святитель Феофан родился 10 января по старому стилю[20]. И если указанные день и месяц не вызывали споров, то год его рождения варьировался у разных биографов святителя. Стоит отметить, что правильная дата (1815 год) была опубликована вскоре после блаженной кончины преосвященного Феофана профессором И.Н.

 Корольковым на основании записи в метрической книге[21]. Однако документ, который Корольков имел возможность изучать в архиве Орловской духовной консистории, не сохранился. И это давало основания рассматривать сведения других авторов, которые помимо 1815 называли годом рождения святителя 1813, 1814 и 1817[22].

Только совсем недавно в библиотеке Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон была выявлена официально заверенная копия свидетельства о рождении Георгия Васильевича Говорова. Этот документ в числе прочих был приобретен монастырем у наследников святителя и хранился все эти годы за пределами нашей страны. Ввиду значимости документа, приведем его полностью.

«Свидетельство о рождении Георгия Васильевича Говорова

копия от 8 сентября 1861 года

Мы нижеподписавшиеся, Орловской Епархии, Елецкаго уезда, села Чернавска Владимирской церкви священнослужители, сим свидетельствуем, что в Метрической книге нашей церкви за 1815 год, в первой части – о родившихся, под № 3-м записано: “Генваря десятаго дня у местнаго священника Василия Тимофеева сына Говорова [родился] сын Георгий. Восприемники были: села Пониковца Священник Иван Саввин, Паниковский и села Чернавска Покровскаго священника Аврамия Попова дочь, девица Анна”. Священник Александр Крутиков. Диакон Алексей Вавилов. Уездный Дьячек Гавриил Виноградов. Пономарь Феодор Валав. 8 Сент 1861 г.»[23]

Крещение Георгия состоялось 11 января 1815 года[24], то есть на следующий день после его рождения, что было принято в то время.

Согласно свидетельству о рождении его восприемником был священник Иоанн Попов из села Пониковец, который приходился ему дедом со стороны матери.

Восприемницей также была родственница святителя по материнской линии, его двоюродная сестра – дочь сестры матери Устиньи и священника Авраамия Иоанникиевича девица Анна 14 лет [25]. Восприемники святителя скончались, когда он был еще семинаристом[26].

Братья и сестры

Георгий был пятым ребенком в семье. Всего у священника Василия и матушки Татьяны Говоровых было семеро детей: четыре сына (Иван, Семен, Георгий и Гавриил) и три дочери (Любовь, Евдокия и Анна).

Один из них, Семен, умер в юные годы, во время обучения в старших классах Севской духовной семинарии[27]. Остальные его братья и сестры имели типичную для семейств сельского духовенства XIX столетия жизнь, полную трудов и лишений.

Они с семьями проживали преимущественно в родном Чернавске и в селе Вышнее Ольшаное Ливенского уезда, а также в других селах Елецкого и Ливенского уездов.

Детей Василия и Татьяны Говоровых связывали не только теплая дружба и молитвы друг о друге, но и деятельная взаимопомощь, забота о младших братьях и сестрах, племянниках и племянницах, и особенно о тех, кто оставался без родительского попечения.

Сам будущий святитель после смерти родителей устраивал судьбу несовершеннолетних членов своей семьи: брата Гавриила и сестры Анны, а позже брал под свое руководство или хлопотал о многих детях своих сестер и братьев.

В последующих поколениях этой большой семьи мы видим не только сельских священнослужителей, но и выпускников духовных академий, которые впоследствии занимались преподавательской деятельностью. Их воспоминания легли в основу первых биографических очерков о святителе.

Старшая из детей священника Василия Говорова дочь Любовь родилась в 1802 году. В год ее рождения глава семейства Василий Говоров был рукоположен во священника, и вся семья переехала из Севска в Чернавск. Когда родился Георгий она его нянчила.

Замуж Любовь Васильевну выдали в 1816 году, то есть на 14 году жизни.

Ее супруг Владимир Никитич Макринов, после рукоположения в священники, служил в Вознесенско-Георгиевской церкви села Козаки (Казаки или Александровская слобода) Елецкого уезда, в 25 верстах от Чернавска.

Старец Феофан Полтавский: какие предсказания он сделал России

Чудотворцы ХХ века — старец Феофан

Святой Феофан Полтавский был великим богословом начала XX века, духовником императорской семьи и истинным подвижником веры.

Феофан в Санкт-Петербурге

В миру его звали Василий Дмитриевич Быстров; он родился в семье священника 31 декабря 1873 года по старому стилю в селе Подмошье недалеко от Новгорода.

Отчасти по призванию, а отчасти по бедности его с юных лет отдали в училище при Александро-Невской Лавре, а после он окончил Духовную семинарию и академию в городе Санкт-Петербурге.

После окончания учебы он остался работать на кафедре истории в академии. Был лично знаком с Иоанном Кронштадтским, совместно с которым совершал Литургии.

В академии Феофан проработал почти 20 лет, пройдя путь от учащегося до ректора. Занимался наукой, наставлял учащихся и по свидетельству коллег был настоящим аскетом. Часто уезжал на Валаам – молиться или в скит Троице-Сергиевой Лавры, где встречался с известными в те годы старцами – Исидором и Варнавой.

Через три года принял монашеский постриг с именем Феофан и в 1898 году году стал иеродиаконом, затем иеромонахом, а в начале XX века получил посох архимандрита. За богословские труды Феофан стал экстраординарным профессором и инспектором Академии, с 1905 года был духовным наставником императорской семьи и вскоре был рукоположен в епископы.

На юге России

Под предлогом нездоровья, но в основном, и из-за борьбы владыки с возрастающим влиянием Григория Распутина, в 1910 году его перевели в Крым, затем в Астрахань, а позже – в Полтаву, где царило запустение, – об этом написано в книге «Духовник Царской Семьи. Святитель Феофан Полтавский (1874– 940)», выпущенной православными монахами Калифорнии Фомой Бэттсом и Вячеславом Марченко.

По молитвам епископа Феофана храмы Полтавы вскоре наполнились верующими. Люди приходили не только помолиться Богу, но и послушать проповеди нового владыки, в которых он много говорил о грядущих испытаниях. Сам Феофан всегда подчеркивал, что пророчества – не его, но Угодников Божьих и Святых старцев.

По свидетельствам очевидцев слова его, сказанные тихим, пророческим голосом, поражали верующих как удары грома. Вскоре прихожане стали замечать, что по молитвам епископа Господь дарует больным исцеление.

Самого владыку описывали как доброго и ласкового с прихожанами, но сурового и строгого служителя церкви в алтаре.

Обстановка его спальни была спартанской: узкая койка с досками и множество икон, ел он мало, иногда уединялся в Лубенском Спасо-Преображенском монастыре.

Во время Первой Мировой владыка отдал свой дом под госпиталь, а сам переехал в здание семинарии. Был глубоко взволнован, когда государь-император Николай II отрекся от престола; во время революционных событий стал членом поместного Собора РПЦ, а в 1920 году – членом Высшего Церковного Руководства.

В изгнании

Во время Гражданской войны владыка много потерпел от большевиков и петлюровцев – его таскали на допросы, бросали в тюрьму, откуда он был освобожден бойцами Добрармии.

Через Крым был вынужден уехать в Константинополь, оттуда – в Сербию, где возглавил монастырь Петковица, но позже ушел в пустующую обитель на берегу Адриатики.

Здесь святой перенес страшную болезнь, лежал при смерти и выздоровел чудом.

Позже жил в Болгарии, затем во Франции. Последние дни провел в имении полтавской помещицы Марии Васильевны Федченко в местечке Лимрэ, где оборудовал себе келью в пещере, в которой и скончался в феврале 1940 года. Похоронен он был там же, в Лимрэ, на городском кладбище и вскоре был канонизирован Русской Зарубежной Церковью.

Пророчества Феофана

Пророчества св. Феофана сохранились в письмах владыки к писательнице Елене Юрьевне Концевич, в свидетельствах православных монахов, знавших владыку лично, и в текстах лекций американского священника Серафима Роуза.

В них Феофан предсказывал России не только страшные беды XX века, но и чудо возрождения. Он пророчествовал, что территория Россия станет намного меньше, и это пророчество, как можно видеть, сбылось – после распада СССР территория России значительно уменьшилась.

«Тем не менее, – указывал Феофан Полтавский, – Россия восстанет из мертвых, и весь мир удивится». Он рассказывал о том, что русский народ своими силами восстановит в стране православие, начнет молиться и строить храмы. Однако того торжества христианского благочестия, что было, уже не достичь.

Русский народ сам, своею волей, потребует себе царя, и сам Бог поставит над страной верующего монарха, который будет обладать железной волей и пламенной верой. По пророчеству Св. Феофана это будет человек из царской династии Романовых по материнской линии.

Он станет еще одним царем-реформатором, отправит в монастыри отпадших от веры иерархов православной церкви и преобразит Сибирь, вернув ей процветание.

Но славное время продлится для России недолго, вскоре вслед за этими событиями начнутся события, которые описал в своем «Откровении» апостол Иоанн.

О пророчествах Св. Феофана Полтавского многие знают, благодаря его келейнику схимонаху Антонию Чернову, дожившему до падения СССР. Он не только свидетельствовал о пророчестве Святого о православном царе, но и уточнял, что восстановление православия в России вызовет ненависть во всем мире. «Враги поползут на Россию яко прузи (саранча). Тогда на Россию вооружиться весь мир».

В письме к Сергею Александровичу Нилусу, владыка указывал, что Антихрист появится «недалеко от пределов России».

Пророчества Феофана перекликаются с пророчествами афонского старца Паисия, который предрекал, что перед последними временами в России появится православный царь, начнется война с Турцией, в которой Россия победит, а Константинополь снова станет православным и будет возвращен грекам. Будет это ровно через 600 лет после взятия Царьграда турками в 1453 году.

Феофан (графов) – древо

Чудотворцы ХХ века — старец Феофан

Статья из энциклопедии “Древо”: drevo-info.ru

Иеродиакон Феофан (Графов). Москва, тюрьма НКВД. 1935 год

Феофан (Графов) (1874 – 1937), иеродиакон, преподобномученик

Память 5 марта, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, новомучеников и исповедников Радонежских и в Соборах Архангельских и Московских святых

В миру Графов Феодосий Федорович, родился 6 января 1874 года в селе Никитская слобода Переславского уезда Владимирской губернии в семье крестьянина.

В 1902 году поступил послушником в Ростовский Борисоглебский монастырь.

В 1907 году принял монашество с именем Феофан.

В 1908 году рукоположен во иеродиакона.

В 1923 году монастырь был закрыт, но монахи, желая сохранить родную обитель, согласились на существование монастыря в качестве сельскохозяйственной артели. Однако в 1929 году были закрыты последние монастыри по всей стране, и среди них Борисоглебский.

Пробыв на родине в Никитской слободе несколько месяцев в конце 1930 года переехал в Сергиев Посад и был принят служить в Успенский храм [1].

21 октября 1935 года был арестован вместе с группой священнослужителей, живших в Посаде и заключен в Бутырскую тюрьму города Москвы. Всех арестованных обвинили в контрреволюционной и антисоветской деятельности.

Следователем для дачи свидетельских показаний были вызваны благочинный Загорского округа протоиерей Димитрий Баянов, священники Леонид Багрецов [2] и Александр Маслов [3]. По требованию следователей НКВД они оговорили иеродиакона Феофана и других священников, арестованных вместе с ним, подписав лжесвидетельства против них.

Один из лжесвидетелей, в частности, сказал:

“Графов вообще враждебно настроен по отношению к советской власти, он мне говорил, что в городе Москве и повсеместно происходит массовое закрытие церквей. Советская власть закрытие церквей производит помимо воли и желания верующих, а действует самостоятельно. Лучшее духовенство советская власть высылает безвинно”.

8 января 1936 года тройка НКВД приговорила иеродиакона Феофана (Графова) к трем годам ссылки в Северный край. В феврале этапом отец Феофан был направлен в город Архангельск, где местом ссылки ему был определен город Каргополь. Чтобы заработать на хлеб и платить за жилье, отец Феофан пилил дрова.

Летом 1937 года начались повсеместные аресты духовенства и верующих, коснулись они и тех из них, кто отбывал различные сроки наказания в лагерях или ссылке.

Осенью 1937 года сотрудник НКВД выписал справку на арест отца Феофана, обвинив его со слов осведомителей в том, будто он распространял контрреволюционные провокационные слухи о голоде в СССР, что в селах и деревнях крестьяне поголовно голодают и есть случаи голодной смерти, что жизнь в колхозах невозможна, большевики уже двадцать лет кормят народ обещаниями, а на деле ничего не дают. Назвав иеродиакона «отъявленным контрреволюционером» и «фашистским выродком», сотрудник НКВД предложил содержать его в тюрьме по первой категории, как священнослужителя и кандидата на расстрел, и немедленно арестовать.

25 сентября 1937 года о.Феофан был арестован и заключен в тюрьму в городе Каргополе.

В тот же день был допрошен один из сосланных в Каргополь священнослужителей, осведомитель НКВД, который показал, что:

«Графов органически не переваривает и ненавидит колхозы, называя их антихристовым царством. Весной 1937 года он говорил, что у советской власти нет хлеба, потому что в колхозах никто работать не хочет, да и кто в них будет работать, когда лучший хлеб советская власть отбирает себе, а колхозникам оставляет последние сорта, и тех немного» [4].

После этого был допрошен отец Феофан.

Расскажите о вашей практической контрреволюционной деятельности и ваших соучастниках! – потребовал от отца Феофана следователь.

Контрреволюционной деятельностью я не занимался и соучастников не имею, – ответил иеродиакон.

15 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Феофана к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере.

Скончался 18 марта 1938 года в лагере в городе Каргополе, был погребен в безвестной могиле.

15 декабря 1989 года реабилитирован прокуратурой Московской области.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских определением Священного Синода от 26 декабря 2002 года для общецерковного почитания.

В 2018 году его имя было внесено в список Собора святых Архангельской митрополии [5].

Молитвословия

Тропарь

Мирскаго мятежа удалився,/ во обитель иноческую вселился еси, / идеже, диаконскаго чина удостоився, / подвигом добрым подвизался еси.

/ Во дни же гонений на Церковь Русскую / темничныя узы и работы горькия Христа ради претерпев,/ твердость во исповедании веры явил еси.

/ Темже ныне, во обителех Небесных пребывая / и с лики ангельскими Богу предстоя, / поминай нас, любовию чтущих тя, / Феофане преподобне, отче наш.

Литература и архивные материалы

  • ГАРФ. Ф. 10035, д. П-77092.
  • Архив УФСБ Архангельской области. Арх. № П-3319.
  • Дамаскин (Орловский), игум., “Преподономученик Феофан (Графов)” («Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века.

    Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Март.». Тверь. 2006. С. 61-64),сайт Регионального Общественного Фонда “Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви”:

    • http://www.fond.ru/index.

      php?menu_id=370&menu_parent_id=0&pe…304

Использованные материалы

[1]  БД ПСТГУ указывает место служения Кукуевскую церковь г.Загорск, что не соответствует остальным источникам, в т.ч. сайту Успенской церкви г.Сергиев Посад: http://www.kupola.info/istorija-hrama/1917-1990.html

[2]  БД ПСТГУ “Новомученики и Исповедники Церкви Русской XX века”, http://kuz3.pstbi.ccas.ru/bin/nkws.exe/no_dbpath/ans/nm/?HYZ…Bk*

[3]  Свято-Духовской храм г.Сергиев Посад. История храма. История Никольского кладбища,http://sd-sergiyevposad.cerkov.ru/istoriya-xrama/

[4]   УФСБ России по Архангельской обл. Д. П-3319, л. 8.

[5]  “Патриарх Кирилл утвердил празднование Собора святых Архангельской митрополии”, официальный сайт Архангельской епархии, 7 февраля 2018, http://arh-eparhia.ru/news/201/71640/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.