Как позитивное мышление портит нам жизнь

Содержание

Принудительное счастье: как позитивное мышление портит нам жизнь | Простой Путь

Как позитивное мышление портит нам жизнь

Датский психолог Свен Бринкман считает, что постоянные попытки «мыслить позитивно» и «стать лучшей версией себя» привели людей к эпидемии депрессии. По его мнению, давно пора уволить коучей и начать читать хорошие художественные романы вместо литературы по саморазвитию.

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла его книга «Конец эпохи self-help: Как перестать себя совершенствовать» — он предлагает семь правил, которые позволят избавиться от навязанной позитивной психологии.

Публикуем отрывок:

Тирания позитива

Барбара Хелд, выдающийся американский профессор психологии, уже давно критикует явление, которое называет «тиранией позитива».

Согласно ей, идея позитивного мышления особенно широко распространилась в США, но и во многих других западных странах в доморощенной психологии бытует мнение, что нужно «мыслить позитивно», «ориентироваться на внутренние ресурсы» и рассматривать проблемы как интересные «вызовы». Даже от серьезно больных людей ожидается, что из своей болезни они «извлекут опыт» и в идеале станут сильнее.

В бесчисленных книгах по саморазвитию и «историях страданий» люди с физическими и психическими недугами рассказывают, что не хотели бы избежать кризиса, так как благодаря ему многому научились.

Я думаю, немало из тех, кто серьезно болеет или переживает иной жизненный кризис, чувствуют давление необходимости позитивно относиться к ситуации. Но очень немногие вслух говорят о том, что вообще-то болеть — это ужасно и лучше бы с ними этого никогда не случалось.

Обычно заголовок подобных книг выглядит так: «Как я пережил стресс и чему научился», и вряд ли вы найдете книгу «Как я испытал стресс и ничего хорошего из этого не вышло». Мы не только испытываем стресс, болеем и умираем, но еще и обязаны думать, что все это нас многому учит и обогащает.

Если вам, как и мне, кажется, что тут что-то явно не так, то следует научиться обращать больше внимания на негатив и таким образом бороться с тиранией позитива. Это даст вам еще одну опору, чтобы твердо стоять на ногах.

Мы должны вернуть себе право думать, что иногда все просто плохо, и точка.

К счастью, это стали осознавать многие психологи, например критический психолог Брюс Левин. По его мнению, первый из способов, как профессионалы в области здравоохранения усугубляют проблемы людей, — это совет жертвам изменить отношение к ситуации.

 «Просто смотрите на это позитивно!» — одна из худших фраз, которую можно сказать человеку в беде. Кстати, на десятом месте в списке Левина стоит «деполитизация человеческих страданий».

Это означает, что всевозможные человеческие проблемы списываются скорее на недостатки людей (низкую мотивацию, пессимизм и так далее), чем на внешние обстоятельства.

Позитивная психология

Как уже говорилось, Барбара Хелд — один из самых активных критиков позитивной психологии. Эта область исследования стала стремительно развиваться в конце девяностых.

Позитивную психологию можно рассматривать в качестве научного отражения одержимости позитивом в современной культуре. Ее процветание началось в 1998 г., когда президентом Американской психологической ассоциации стал Мартин Селигман. До этого он был известен в основном благодаря своей теории о выученной беспомощности как факторе депрессии.

Выученная беспомощность — это состояние апатии или, во всяком случае, недостатка воли к тому, чтобы изменить болезненный опыт, даже когда существует возможность избежать боли.

Основанием для этой теории послужили опыты, в ходе которых собак били электрическим током. Когда Селигману надоело мучить животных (что и понятно) и захотелось чего-то более жизнеутверждающего, он обратился к позитивной психологии.

Позитивная психология уже не ставит в центр внимания человеческие проблемы и страдания, что было характерно для этой науки раньше (Селигман иногда называет обычную психологию «негативной»).

Скорее, это научное исследование хороших аспектов жизни и человеческой природы. В частности, рассматривается вопрос о том, что такое счастье, как его достичь и какие существуют позитивные черты характера.

Став президентом ассоциации, Селигман воспользовался своим положением для продвижения позитивной психологии. Это удалось ему так хорошо, что сейчас даже существуют отдельные учебные программы, центры и научные журналы, посвященные этой теме. Немногие — если вообще какие-то еще — концепции в психологии столь стремительно и широко распространялись в массы.

То, что позитивная психология так быстро стала частью культуры ускорения и инструментом оптимизации и развития, заставляет задуматься.

Конечно, совершенно нормально изучать факторы, которые делают нашу жизнь лучше и повышают работоспособность. Однако в руках тренеров и коучей — или воодушевленных руководителей, прошедших краткие курсы по «позитивному лидерству», — позитивная психология быстро превращается в удобный инструмент подавления критики.

Социолог Расмус Виллиг даже говорит о фашизме позитива, который, по его мнению, проявляется и в позитивном мышлении, и в концепции позитивного подхода к изменениям. Это понятие описывает форму контроля сознания, которая возникает, когда человеку разрешается думать о жизни только в позитивном ключе.

По своему личному опыту могу добавить, что самый отрицательный опыт ведения научных дискуссий, несомненно, связан у меня именно с позитивной психологией. Пару лет назад я критически отозвался о позитивной психологии в женском журнале и газете, и реакция была весьма бурной и неожиданной.

Три датских специалиста, которые профессионально занимаются позитивной психологией (и чьих имен я не буду здесь называть), обвинили меня в «научной недобросовестности» и отправили жалобу руководству моего университета. Обвинение в научной недобросовестности — самое серьезное из существующих в научной системе.

В жалобе говорилось, что я выставляю позитивную психологию в однозначно плохом свете и намеренно смешиваю область исследования с практическим применением.

К счастью, в университете жалобу категорически отклонили, но меня такая реакция сильно обеспокоила. Вместо того чтобы написать письмо в редакцию и вступить в открытую дискуссию, позитивные психологи решили очернить меня как профессионала перед руководством университета.

Я упомянул этот случай, потому что вижу некую иронию в том, что позитивные психологи так активно избегают открытой научной дискуссии. Видимо, все-таки есть пределы открытости и позитивного подхода!

(К счастью, спешу добавить я, далеко не все представители позитивной психологии ведут себя таким образом.)

Как ни парадоксально, этот инцидент подтвердил мою идею тирании позитива. Негатив и критику (особенно самой позитивной психологии!) нужно искоренять. Очевидно, тут хороши любые средства.

Позитивный, конструктивный, восприимчивый лидер

Если вы когда-нибудь сталкивались с позитивной психологией (например, во время учебы, на работе, на мероприятиях по развитию персонала) и вас просили рассказать об успехах, тогда как вам хотелось обсудить досадную проблему, то вы, возможно, чувствовали неловкость, хотя и не понимали почему. Кому же не хочется быть продуктивным и компетентным специалистом и развиваться дальше? Во всяком случае, современные руководители охотно оценивают и поощряют своих подчиненных. […]

Современный руководитель уже не выступает как жесткий и сильный авторитет, который отдает распоряжения и принимает решения. Он практикует форму мягкой власти, «приглашая» сотрудников к разговору об «успехах», чтобы «достичь максимального удовольствия от работы».

Забудьте о том, что до сих пор существует четкая асимметрия власти между руководством и подчиненными, а одни цели намного более реальны, чем другие.

Например, недавно на моей (в остальном замечательной) работе предложили сформулировать «видение» развития нашего института. Когда я сказал, что нам нужно стремиться стать средним институтом, это не вызвало воодушевления. Я имел в виду, что это реалистичная и достижимая цель для маленького университета в датской провинции.

Но теперь все должно быть «мирового уровня» или входить в «топ-5», а путь туда, несомненно, доступен только тем, кто сосредоточен на возможностях и успехах. Это можно назвать принудительным позитивом. Годится только лучшее, а чтобы его добиться, надо просто не бояться мечтать и мыслить позитивно.

Обвинение жертвы

Как утверждают критики принудительного позитива, в том числе и вышеупомянутая Барбара Хелд, чрезмерная сосредоточенность на позитиве может привести к такому явлению, как «обвинение жертвы».

Это значит, что всевозможные человеческие страдания или неприятности объясняются тем, что человек недостаточно оптимистично и позитивно относится к жизни или что у него недостаточно «позитивных иллюзий», которые защищают некоторые психологи, включая Селигмана.

Позитивные иллюзии — это внутренние представления человека о самом себе, немного искаженные в лучшую сторону.

То есть человек считает себя немного умнее, способнее и эффективнее, чем есть на самом деле. Результаты исследования (хотя они не вполне однозначны) говорят о том, что люди, страдающие от депрессии, на самом деле смотрят на себя более реалистично, чем те, кто от депрессии не страдает.

Однако существуют опасения, что из-за позитивного подхода общество требует от людей быть позитивными и счастливыми, и это парадоксальным образом создает страдания, так как многие чувствуют вину, если не всегда счастливы и успешны. […]

«Жизнь трудна, но это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна.»

Другая причина критики, которая тем не менее связана с предыдущей, — это преуменьшение роли контекста, что характерно для некоторых аспектов позитивного подхода.

Если утверждается, что счастье человека зависит не от внешних факторов (социально-экономическое положение и так далее), которые якобы играют очень незначительную роль, а от внутренних, то вы сами виноваты, если несчастливы.

Как пишет Селигман в своем бестселлере «В поисках счастья», уровень счастья лишь на 8–15% определяется внешними обстоятельствами — например, живет человек при демократии или диктатуре, богат он или беден, здоров или болен, образован или нет.

Важнейший источник счастья, утверждает Селигман, кроется во «внутренних факторах», которые поддаются «сознательному контролю».

Например, можно создавать позитивные чувства, благодарность, прощать обидчиков, быть оптимистом и, конечно, полагаться на свои ключевые сильные стороны, которые есть у каждого человека.

Получается, что для того, чтобы стать счастливым, нужно найти свои сильные стороны, реализовать их и вырабатывать в себе позитивные чувства.

Подчеркнутое значение «внутреннего», которое якобы поддается сознательному контролю, ведет к возникновению проблематичной идеологии, согласно которой нужно просто не отставать от других и развиваться — в частности, развивать способность к позитивному мышлению, чтобы выжить в культуре ускорения.

Брюзжание

Барбара Хелд предлагает альтернативу принудительному позитиву — жалобы. Она даже написала книгу, где рассказывает, как научиться брюзжать. Это что-то вроде литературы по саморазвитию для жалобщиков. Книга называется «Хватит улыбаться, начинайте брюзжать» (Stop Smiling, Start Kvetching).

«Кветч» — слово из идиша, и точнее всего оно переводится как «брюзжание».

Я не специалист по еврейской культуре (почти все знания о ней я почерпнул из фильмов Вуди Аллена), но мне кажется, что традиция жаловаться на все и вся способствует счастью и удовлетворенности. Как приятно собраться вместе и побрюзжать! Это дает обширные темы для разговоров и определенное чувство солидарности.

Основная мысль книги Хелд заключается в том, что в жизни никогда не бывает хорошо все абсолютно. Иногда все просто не так плохо. Значит, причины для жалоб всегда найдутся.

Падают цены на недвижимость — можно посетовать на обесценивание капитала. Если же цены на недвижимость растут, можно пожаловаться на то, как все вокруг поверхностно обсуждают растущий капитал.

Жизнь трудна, но, по мнению Хелд, это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна. Когда спрашивают, как дела, ожидается, что мы скажем: «Все отлично!». Хотя на самом деле все очень плохо, потому что вам изменил муж.

Учась фокусироваться на негативном — и жаловаться на него, — можно выработать в себе механизм, который помогает сделать жизнь более сносной.

Однако брюзжание — это не только способ справляться со сложными ситуациями. Свобода жаловаться связана с умением смотреть в лицо реальности и принимать ее такой, какая она есть.

 Это дает нам человеческое достоинство, в отличие от поведения вечно позитивного человека, который яростно настаивает, что не бывает плохой погоды (только плохая одежда). Бывает-бывает, мистер Счастливчик.

И как приятно жаловаться на погоду, сидя дома с кружкой горячего чая!

Нам нужно вернуть себе право брюзжать, даже если это не ведет к положительным изменениям. Но если может к ним привести, то тем более важно.

И обратите внимание, что брюзжание всегда направлено вовне. Мы сетуем на погоду, политиков, футбольную команду. Виноваты не мы, а они! Позитивный подход, напротив, направлен внутрь — если что-то не так, надо работать над собой и своей мотивацией. Во всем виноваты мы сами.

Безработные не должны жаловаться на систему социальной помощи — а иначе можно прослыть лентяем, — ведь можно просто взять себя в руки, начать мыслить позитивно и найти работу.

Надо просто «поверить в себя» — однако это однобокий подход, который сводит важнейшие социальные, политические и экономические проблемы к вопросу мотивации и позитивности отдельного человека. […]

© Свен Бринкман

Принудительное счастье: как позитивное мышление портит нам жизнь

Как позитивное мышление портит нам жизнь

Барбара Хелд, выдающийся американский профессор психологии, уже давно критикует явление, которое называет «тиранией позитива».

Согласно ей, идея позитивного мышления особенно широко распространилась в США, но и во многих других западных странах в доморощенной психологии бытует мнение, что нужно «мыслить позитивно», «ориентироваться на внутренние ресурсы» и рассматривать проблемы как интересные «вызовы».

Даже от серьезно больных людей ожидается, что из своей болезни они «извлекут опыт» и в идеале станут сильнее. В бесчисленных книгах по саморазвитию и «историях страданий» люди с физическими и психическими недугами рассказывают, что не хотели бы избежать кризиса, так как благодаря ему многому научились.

Я думаю, немало из тех, кто серьезно болеет или переживает иной жизненный кризис, чувствуют давление необходимости позитивно относиться к ситуации. Но очень немногие вслух говорят о том, что вообще-то болеть — это ужасно и лучше бы с ними этого никогда не случалось.

Обычно заголовок подобных книг выглядит так: «Как я пережил стресс и чему научился», и вряд ли вы найдете книгу «Как я испытал стресс и ничего хорошего из этого не вышло». Мы не только испытываем стресс, болеем и умираем, но еще и обязаны думать, что все это нас многому учит и обогащает.

Если вам, как и мне, кажется, что тут что-то явно не так, то следует научиться обращать больше внимания на негатив и таким образом бороться с тиранией позитива. Это даст вам еще одну опору, чтобы твердо стоять на ногах. Мы должны вернуть себе право думать, что иногда все просто плохо, и точка.

К счастью, это стали осознавать многие психологи, например критический психолог Брюс Левин. По его мнению, первый из способов, как профессионалы в области здравоохранения усугубляют проблемы людей, — это совет жертвам изменить отношение к ситуации.

«Просто смотрите на это позитивно!» — одна из худших фраз, которую можно сказать человеку в беде. Кстати, на десятом месте в списке Левина стоит «деполитизация человеческих страданий».

Это означает, что всевозможные человеческие проблемы списываются скорее на недостатки людей (низкую мотивацию, пессимизм и так далее), чем на внешние обстоятельства.

Позитивная психология

Как уже говорилось, Барбара Хелд — один из самых активных критиков позитивной психологии. Эта область исследования стала стремительно развиваться в конце девяностых. Позитивную психологию можно рассматривать в качестве научного отражения одержимости позитивом в современной культуре.

Ее процветание началось в 1998 г., когда президентом Американской психологической ассоциации стал Мартин Селигман. До этого он был известен в основном благодаря своей теории о выученной беспомощности как факторе депрессии.

Выученная беспомощность — это состояние апатии или, во всяком случае, недостатка воли к тому, чтобы изменить болезненный опыт, даже когда существует возможность избежать боли. Основанием для этой теории послужили опыты, в ходе которых собак били электрическим током.

Когда Селигману надоело мучить животных (что и понятно) и захотелось чего-то более жизнеутверждающего, он обратился к позитивной психологии.

Позитивная психология уже не ставит в центр внимания человеческие проблемы и страдания, что было характерно для этой науки раньше (Селигман иногда называет обычную психологию «негативной»). Скорее, это научное исследование хороших аспектов жизни и человеческой природы.

В частности, рассматривается вопрос о том, что такое счастье, как его достичь и какие существуют позитивные черты характера. Став президентом ассоциации, Селигман воспользовался своим положением для продвижения позитивной психологии.

Это удалось ему так хорошо, что сейчас даже существуют отдельные учебные программы, центры и научные журналы, посвященные этой теме. Немногие — если вообще какие-то еще — концепции в психологии столь стремительно и широко распространялись в массы.

То, что позитивная психология так быстро стала частью культуры ускорения и инструментом оптимизации и развития, заставляет задуматься.

Конечно, совершенно нормально изучать факторы, которые делают нашу жизнь лучше и повышают работоспособность.

Однако в руках тренеров и коучей — или воодушевленных руководителей, прошедших краткие курсы по «позитивному лидерству», — позитивная психология быстро превращается в удобный инструмент подавления критики.

Социолог Расмус Виллиг даже говорит о фашизме позитива, который, по его мнению, проявляется и в позитивном мышлении, и в концепции позитивного подхода к изменениям. Это понятие описывает форму контроля сознания, которая возникает, когда человеку разрешается думать о жизни только в позитивном ключе.

По своему личному опыту могу добавить, что самый отрицательный опыт ведения научных дискуссий, несомненно, связан у меня именно с позитивной психологией. Пару лет назад я критически отозвался о позитивной психологии в женском журнале и газете, и реакция была весьма бурной и неожиданной.

Три датских специалиста, которые профессионально занимаются позитивной психологией (и чьих имен я не буду здесь называть), обвинили меня в «научной недобросовестности» и отправили жалобу руководству моего университета. Обвинение в научной недобросовестности — самое серьезное из существующих в научной системе.

В жалобе говорилось, что я выставляю позитивную психологию в однозначно плохом свете и намеренно смешиваю область исследования с практическим применением. К счастью, в университете жалобу категорически отклонили, но меня такая реакция сильно обеспокоила.

Вместо того чтобы написать письмо в редакцию и вступить в открытую дискуссию, позитивные психологи решили очернить меня как профессионала перед руководством университета. Я упомянул этот случай, потому что вижу некую иронию в том, что позитивные психологи так активно избегают открытой научной дискуссии.

Видимо, все-таки есть пределы открытости и позитивного подхода! (К счастью, спешу добавить я, далеко не все представители позитивной психологии ведут себя таким образом.) Как ни парадоксально, этот инцидент подтвердил мою идею тирании позитива. Негатив и критику (особенно самой позитивной психологии!) нужно искоренять. Очевидно, тут хороши любые средства.

Позитивный, конструктивный, восприимчивый лидер

Если вы когда-нибудь сталкивались с позитивной психологией (например, во время учебы, на работе, на мероприятиях по развитию персонала) и вас просили рассказать об успехах, тогда как вам хотелось обсудить досадную проблему, то вы, возможно, чувствовали неловкость, хотя и не понимали почему. Кому же не хочется быть продуктивным и компетентным специалистом и развиваться дальше? Во всяком случае, современные руководители охотно оценивают и поощряют своих подчиненных. […]

Современный руководитель уже не выступает как жесткий и сильный авторитет, который отдает распоряжения и принимает решения. Он практикует форму мягкой власти, «приглашая» сотрудников к разговору об «успехах», чтобы «достичь максимального удовольствия от работы».

Забудьте о том, что до сих пор существует четкая асимметрия власти между руководством и подчиненными, а одни цели намного более реальны, чем другие. Например, недавно на моей (в остальном замечательной) работе предложили сформулировать «видение» развития нашего института.

Когда я сказал, что нам нужно стремиться стать средним институтом, это не вызвало воодушевления. Я имел в виду, что это реалистичная и достижимая цель для маленького университета в датской провинции.

Но теперь все должно быть «мирового уровня» или входить в «топ-5», а путь туда, несомненно, доступен только тем, кто сосредоточен на возможностях и успехах. Это можно назвать принудительным позитивом. Годится только лучшее, а чтобы его добиться, надо просто не бояться мечтать и мыслить позитивно.

Обвинение жертвы

Как утверждают критики принудительного позитива, в том числе и вышеупомянутая Барбара Хелд, чрезмерная сосредоточенность на позитиве может привести к такому явлению, как «обвинение жертвы».

Это значит, что всевозможные человеческие страдания или неприятности объясняются тем, что человек недостаточно оптимистично и позитивно относится к жизни или что у него недостаточно «позитивных иллюзий», которые защищают некоторые психологи, включая Селигмана.

Позитивные иллюзии — это внутренние представления человека о самом себе, немного искаженные в лучшую сторону. То есть человек считает себя немного умнее, способнее и эффективнее, чем есть на самом деле.

Результаты исследования (хотя они не вполне однозначны) говорят о том, что люди, страдающие от депрессии, на самом деле смотрят на себя более реалистично, чем те, кто от депрессии не страдает. Однако существуют опасения, что из-за позитивного подхода общество требует от людей быть позитивными и счастливыми и это парадоксальным образом создает страдания, так как многие чувствуют вину, если не всегда счастливы и успешны. […]

«Жизнь трудна, но это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна»

Другая причина критики, которая тем не менее связана с предыдущей, — это преуменьшение роли контекста, что характерно для некоторых аспектов позитивного подхода.

Если утверждается, что счастье человека зависит не от внешних факторов (социально-экономическое положение и так далее), которые якобы играют очень незначительную роль, а от внутренних, то вы сами виноваты, если несчастливы.

Как пишет Селигман в своем бестселлере «В поисках счастья», уровень счастья лишь на 8–15% определяется внешними обстоятельствами — например, живет человек при демократии или диктатуре, богат он или беден, здоров или болен, образован или нет.

Важнейший источник счастья, утверждает Селигман, кроется во «внутренних факторах», которые поддаются «сознательному контролю». Например, можно создавать позитивные чувства, благодарность, прощать обидчиков, быть оптимистом и, конечно, полагаться на свои ключевые сильные стороны, которые есть у каждого человека.

Получается, что для того, чтобы стать счастливым, нужно найти свои сильные стороны, реализовать их и вырабатывать в себе позитивные чувства. Подчеркнутое значение «внутреннего», которое якобы поддается сознательному контролю, ведет к возникновению проблематичной идеологии, согласно которой нужно просто не отставать от других и развиваться — в частности, развивать способность к позитивному мышлению, чтобы выжить в культуре ускорения.

Брюзжание

Барбара Хелд предлагает альтернативу принудительному позитиву — жалобы. Она даже написала книгу, где рассказывает, как научиться брюзжать. Это что-то вроде литературы по саморазвитию для жалобщиков. Книга называется «Хватит улыбаться, начинайте брюзжать» (Stop Smiling, Start Kvetching).

«Кветч» — слово из идиша, и точнее всего оно переводится как «брюзжание». Я не специалист по еврейской культуре (почти все знания о ней я почерпнул из фильмов Вуди Аллена), но мне кажется, что традиция жаловаться на все и вся способствует счастью и удовлетворенности.

Как приятно собраться вместе и побрюзжать! Это дает обширные темы для разговоров и определенное чувство солидарности.

Основная мысль книги Хелд заключается в том, что в жизни никогда не бывает хорошо все абсолютно. Иногда все просто не так плохо. Значит, причины для жалоб всегда найдутся. Падают цены на недвижимость — можно посетовать на обесценивание капитала.

Если же цены на недвижимость растут, можно пожаловаться на то, как все вокруг поверхностно обсуждают растущий капитал. Жизнь трудна, но, по мнению Хелд, это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна.

Когда спрашивают, как дела, ожидается, что мы скажем: «Все отлично!». Хотя на самом деле все очень плохо, потому что вам изменил муж. Учась фокусироваться на негативном — и жаловаться на него, — можно выработать в себе механизм, который помогает сделать жизнь более сносной.

Однако брюзжание — это не только способ справляться со сложными ситуациями. Свобода жаловаться связана с умением смотреть в лицо реальности и принимать ее такой, какая она есть.

Это дает нам человеческое достоинство, в отличие от поведения вечно позитивного человека, который яростно настаивает, что не бывает плохой погоды (только плохая одежда). Бывает-бывает, мистер Счастливчик. И как приятно жаловаться на погоду, сидя дома с кружкой горячего чая!

Нам нужно вернуть себе право брюзжать, даже если это не ведет к положительным изменениям. Но если может к ним привести, то тем более важно. И обратите внимание, что брюзжание всегда направлено вовне. Мы сетуем на погоду, политиков, футбольную команду. Виноваты не мы, а они! Позитивный подход, напротив, направлен вовнутрь — если что-то не так, надо работать над собой и своей мотивацией.

Во всем виноваты мы сами. Безработные не должны жаловаться на систему социальной помощи — а иначе можно прослыть лентяем, — ведь можно просто взять себя в руки, начать мыслить позитивно и найти работу. Надо просто «поверить в себя» — однако это однобокий подход, который сводит важнейшие социальные, политические и экономические проблемы к вопросу мотивации и позитивности отдельного человека.

[…]

Как позитивное мышление улучшает жизнь

Как позитивное мышление портит нам жизнь

Могут ли позитивные мысли отразиться на нас чем-то большим, чем просто улыбкой на лице? Да. В этом убеждена Барбара Фредриксон (Barbara Fredrickson) — обладатель степени доктора философии Стэнфордского университета.

 Фредриксон является одним из ведущих мировых учёных, изучающих социальную психологию. Её труды получили широкое распространение и были удостоены почётных наград.

За 20 лет научной деятельности Барбара провела ряд исследований, направленных на изучение влияния эмоций на жизнь человека в перспективе. К каким выводам она пришла? Давайте выяснять.

Как негативные мысли влияют на мозг

Давайте представим, что вы идёте по лесу и неожиданно встречаете на своём пути волка. В такой ситуации ваш мозг регистрирует отрицательную эмоцию — страх.

Учёным давно известно, что отрицательные эмоции программируют извилины на выполнение определённых действий. Например, при пересечении с волком вы начинаете от него убегать. Весь остальной мир перестаёт существовать. Вы сосредотачиваетесь исключительно на звере, страхе и желании поскорее убраться подальше.

jay / Фотодженика

Иначе говоря, отрицательные эмоции сужают мышление и ограничивают мысли. Глядя объективно на ситуацию, вы могли бы попробовать залезть на дерево или защититься палкой, но мозг игнорирует имеющиеся варианты. Для извилин нет другого выхода, когда на вас смотрят глаза хищника.

Конечно, миллионы лет назад заложенный в наших предках инстинкт самосохранения помогал им выживать и продолжать род.

Но в нашем современном обществе нет нужды беспокоиться о неожиданной встрече с опасным представителем дикой природы.

Проблема в том, что ваш мозг всё ещё запрограммирован реагировать на негативные эмоции так же — путём отключения от окружающего мира и отклонения альтернативных вариантов действий.

Почему хладнокровие и умение сдерживать свои эмоции — это чуть ли не самые важные качества хорошего боксёра? Потому что гнев и эмоции в бою сужают умственные способности и не дают проявить тактическое мышление.

 Смотрите на список предстоящих дел на день, находите его не очень реальным и не можете приступить к выполнению? Да, вас сковал паралич, вызванный ужасом созерцания длинного перечня задач.

Чувствуете себя паршиво из-за того, что не заботитесь о состоянии своего здоровья? Теперь все ваши мысли сводятся к тому, какие вы слабаки, лентяи и бездельники.

В каждой схожей ситуации мозг закрывается от внешнего мира и концентрируется на негативных эмоциях: страхе, гневе или стрессе. Негативные эмоции не дают вашей голове посмотреть по сторонам в поисках альтернативных вариантов и возможностей, которые окружают вас. Это всего лишь инстинкт выживания.

Как позитивные мысли влияют на мозг

Фредриксон изучила воздействие положительных мыслей на мозг во время небольшого эксперимента. Она разделила испытуемых людей на группы по пять человек и показала каждой компании разные видеоролики.

Первым двум группам были показаны клипы, вызывающие положительные эмоции. Группа 1 насыщалась чувством радости. Вторая пятёрка смотрела кадры, создающие чувство удовольствия.

Третья компания смотрела на изображения, которые по своей эмоциональной насыщенности были нейтральными или не содержали значительных эмоций.

Последние две группы «наслаждались» видеорядом, генерирующим негативные эмоции. Четвёртая пятёрка впитывала чувство страха, а заключительная — чувство гнева.

После этого каждому участнику предлагалось представить себя в ситуации, когда подобные чувства могли бы возникнуть, и записать то, что они бы предприняли. Каждому испытуемому дали лист бумаги с 20 пустыми строками, которые начинались фразой «Я бы хотел…».

Участники, которые смотрели ролики страха и гнева, написали наименьшее количество ответов. А испытуемые, которые любовались образами радости и удовольствия, заполнили значительно большее количество строк даже в сравнении с нейтральной группой.

Таким образом, когда вы испытываете положительные эмоции, например радость, удовольствие, любовь, вы обращаете внимание на большее число возможностей в своей жизни. Эти выводы были одними из первых действительно доказывающих, что положительные впечатления увеличивают чувство собственных сил и открывают новые возможности мышления.

Но это лишь начало. Самое интересное влияние позитивного мышления приходит погодя…

Как позитивное мышление развивает навыки и умения

Выгода позитивных эмоций не ограничивается несколькими минутами приятных ощущений. Положительные впечатления помогают обретать навыки и развивать ресурсы для применения в дальнейшей жизни.

Рассмотрим реальный пример.

Ребёнок, бегающий по улице, прыгающий по лужам, машущий веткой и играющий с друзьями, развивает легкоатлетические способности (физические навыки), коммуникативность (социальные навыки) и умение открывать новое и изучать мир вокруг себя (творческие навыки). Таким образом, позитивные эмоции от игры и радости воспитывают в ребёнке навыки, которые будут полезны на протяжении всей его жизни.

Deklofenak / Фотодженика

Приобретённые навыки живут гораздо дольше эмоций, их инициировавших. Спустя годы заложенная крепкая физическая форма может вырастить настоящего спортсмена, а навыки общения — явить миру грамотного управленца. Счастье, давшее базу навыкам, уже давным давно прошло и забыто, а сами умения не теряются.

Фредриксон именует эту особенность теорией расширения границ и развития. Потому что позитивные эмоции увеличивают чувство собственных сил и рождают мысли, что в свою очередь развивает новые навыки, которые обязательно пригодятся в других сферах жизни.

Как отмечалось ранее, отрицательные эмоции производят обратный эффект. Именно они тормозят построение новых навыков ввиду существования угрозы или опасности.

В завершение вышеизложенного напрашивается вполне логичный вопрос: если положительные эмоции настолько полезны для нашего будущего, как стать позитивным?

Как проникнуться позитивным мышлением

Так как же увеличить количество позитивных эмоций в жизни и применить на себе действие теории расширения границ и развития?

Непременно своё дело сделает любая искорка радости, удовлетворённости и любви. Но только вы точно знаете, что сработает на вас. Может быть, это будет игра на гитаре, прогулка с близким человеком или вырезание деревянного гномика для любимого цветника.

Тем не менее стоит обратить внимание на некоторые занятия, подходящие многим землянам.

Медитация. Недавнее исследование Фредриксон показало, что ежедневно медитирующие люди испытывают больше положительных эмоций, чем те, кто не практикует медитацию.

Как и ожидалось, занятие медитацией благоприятно сказывалось на долгосрочных навыках.

Например, через три месяца после окончания эксперимента ежедневно медитирующие люди обладали повышенным вниманием и целеустремлённостью, а состояние их здоровья улучшалось.

Письмо. Исследованием, опубликованным в журнале Journal of Research in Personality, рассмотрены две группы студентов по 45 человек. Первая группа на протяжении трёх дней писала о сильных положительных чувствах. Другая — на обычную тему.

Спустя три месяца у членов первой команды было отмечено лучшее настроение, они реже болели и обращались за помощью к врачам. Всего три дня письма о позитивных вещах повлияли на улучшение здоровья.

Игра. Впихните игровые виды спорта в свой жизненный график. Вы планируете встречи, переговоры, мероприятия и разнообразные обязанности, занося их в календарь, но почему не находите время на любительский спорт?

chaoss / Фотодженика

Когда в последний раз вы предавались эксперименту и открывали новые для себя вещи? Когда в последний раз вы планировали развлечения? Разве счастье менее важно, чем планёрка по вторникам?

Разрешите самим себе улыбаться и радоваться преимуществам положительных эмоций. Запланируйте мини-футбол с друзьями или небольшое приключение со своей второй половинкой. Тем самым вы испытаете удовлетворение и радость, а также изучите и разовьёте новые для себя навыки.

Что первично: счастье или успех?

Нет сомнений в том, что счастье проявляется в результате достижения успеха. Например, победа в чемпионате, переход на новую высокооплачиваемую работу, встреча любимого человека обязательно привнесут в вашу жизнь радость и удовлетворение.

Но не стоит ошибочно полагать, что счастью ВСЕГДА предшествует успех. Вас когда-нибудь посещала мысль: «Как только я получу (добьюсь) что-либо, сразу буду на седьмом небе от счастья»? На самом деле нет нужды откладывать своё счастье до наступления определённого события.

Будьте счастливы здесь и сейчас.

Счастье — и предшественник успеха, и его результат!

Жизнь счастливых людей схожа с движением по восходящей спирали. Они радуются всему, что их окружает. Тем самым они развивают себя и свои навыки, помогающие достичь успеха, а сам успех насыщает человека ещё большей радостью. И так виток за витком.

Что теперь делать

Позитивное мышление — это не просто мягкий и пушистый термин хорошего самочувствия. Да, само по себе здорово просто быть счастливым. Но моменты радости также имеют важное значение для вашего ума, помогая ему раздвигать границы и приобретать навыки, которые станут ценными в других сферах вашей жизни.

Необходимо искать пути построения своего счастья и привнесения в жизнь положительных эмоций. Медитация, письмо, игра и всё что угодно — это не просто сиюминутное снижение стресса и несколько улыбок. Занимайтесь интересными делами, гоняйте мяч, бросайтесь в эксперименты. Ваш мозг сделает остальное за вас.

Улыбайся или умри: почему нам не нужно мыслить позитивно

Как позитивное мышление портит нам жизнь

Вам когда-нибудь говорили, что вы мыслите слишком негативно? Словно стоит просто расслабиться и улыбнуться — и все проблемы исчезнут.

«Мысли позитивно», «все проблемы существуют только в нашей голове», «мысли материальны, позитивные мысли притягивают позитивные события» — хоть раз вы наверняка это слышали.

Это все, конечно, очень привлекательно: верить, что реальность является этакой пластичной субстанцией, из которой мы сами можем вылепить что угодно. Хочешь быть счастливым — будь им.

 А если развить мысль, то хочешь никогда не умирать — не умирай? Мысли материальны? То есть все эти люди, которые каждую секунду погибают от насильственной смерти по всему земному шару — они просто мыслили недостаточно позитивно? Заключенные концлагерей.

Мирное население, страдающее от войн. Жертвы автомобильных катастроф. Их проблема была в недостаточно позитивном мышлении?

.com/leprumus

Что такое позитивная психология

В массовой культуре и обыденном сознании концепция позитивного мышления чаще всего представлена двумя основными идеями: мысли влияют на то, что происходит в жизни (так называемый «закон притяжения», наиболее популярно описанный в псевдонаучном фильме «Секрет»), и любой, даже самый негативный опыт — это повод радоваться и извлекать из него что-то хорошее. Позитивное.

То, что идеология позитивного мышления просочилась в массовую культуру и достигла своего дна в виде «жизнеутверждающих» картинок, видео и цитат, тоннами размножающихся в соцсетях, во многом заслуга Мартина Селигмана.

Селигман — американский психолог и автор книг по самопомощи, с 1998 года — президент Американской психологической ассоциации.

Нововведением Селигмана в психологии было то, что он решил сконцентрироваться на исследовании «хороших» аспектов жизни людей. Обычную психологию он называл «негативной», так как она ставила в центр проблемы и страдания. Для Селигмана ключевыми вопросами стали способы достижения счастья и взращивания в человеке позитивных черт характера.

Датский психолог Свен Брикман утверждает, что позитивная психология — отражение одержимости позитивом в массовой культуре. Он пишет, что Селигман просто воспользовался своим положением президента Американской психологической ассоциации для продвижения позитивной психологии.

За время руководства Селигмана были основаны отдельные учебные программы, научные журналы и центры, посвященные исключительно позитивной психологии. Однако не все члены профессионального сообщества поддерживают данную тенденцию: некоторые уже призывают отказаться от доминирования позитивной психологии в университетах, указывая на опасность такого мощного засилья этой идеологии.

Необходимость постоянно «быть на позитиве», искать в любом, даже самом негативном опыте вроде болезни или смерти близких что-то хорошее, американский профессор психологии Барбара Хелд называет «тиранией позитива».

.com/leprumus

Мысли позитивно, несмотря ни на что

Барбара Эренрайх, американская писательница, активистка и критик позитивного мышления, в книге «Улыбайся или умри» делает акцент на том, что эта «тирания позитива» жестока и небезопасна.

Людей убеждают, что ничего плохого не существует и все дело лишь в том, как мы относимся к тем или иным аспектам жизни. То есть нам предлагают создать некую иллюзию хорошего мира, единственная проблема которого заключается… в людях, вернее, их недостаточной позитивности.

Эренрайх утверждает: безопасных иллюзий не бывает, и вера в иллюзию — это всегда ошибка, за которую придется расплачиваться.

Активистка приводит пример финансового кризиса 2007 года: еще до того как кризис стал неизбежен, некоторые специалисты пытались обратить внимание властных элит на то, что все к нему идет.

Критически мыслящие люди были уволены, так как руководители придерживались абсурдной точки зрения, что если не думать ни о чем плохом, то ничего плохого и не случится.

В рамках этой точки зрения от всех нагнетающих атмосферу элементов необходимо избавиться, например, уволить. Но ведь плохое случается в нашей жизни так или иначе, думаем мы о нем или нет.

Эренрайх отмечает: говорить человеку, который оказался в реальной беде, что его проблема лишь в негативном мышлении — это бесчеловечно.

Кроме переживаний из-за самой проблемы человек должен озаботиться и своим неумением мыслить позитивно.

Если вашу подругу угнетают на работе, взваливают все больше обязанностей, никак не повышая зарплату, а дома ни во что не ставит муж, то последнее, что ей нужно услышать, — это что все ее проблемы заключаются в негативном мышлении.

Кроме нашего отношения к миру и событиям в нем существуют объективные обстоятельства вроде классового и гендерного неравенства, политического беспредела и других социальных проблем.

Вера в то, что стоит научиться мыслить правильно и все проблемы решатся сами собой, губительна.

Первым шагом для решения проблемы является признание ее наличия, а тирания позитива этому всячески препятствует, предлагая взамен приторно-сладкую жвачку веры во всемогущество наших мыслей.

Автор иллюстрации: Татьяна Задорожная / .com/club60550372

Позитивное мышление усугубляет проблемы?

От адептов позитивного мышления нередко можно услышать загадочное слово «аффирмация». Аффирмация — это фраза, которую нужно повторять много раз с целью перепрограммирования своего мышления на позитивный лад. Пример аффирмации из популярного фильма: «Я самая обаятельная и привлекательная».

Если ввести слово «аффирмация» в поисковую строку Гугла, то рискуете сразу попасть на сайты, беззастенчиво мешающие в одну кучу позитивное мышление, аффирмации, астрологию, предсказание будущего, фэншуй, парапсихологию, лунный календарь и так далее. Причем в этом контексте позитивное мышление выглядит достаточно органично.

.com/leprumus

Начать погружение в позитивное мышление людям предлагают именно с ежедневного повторения аффирмаций. Предполагается, что это поможет изменить способ мыслей и принести в жизнь настоящие позитивные перемены.

Однако эмпирические исследования доказывают обратное. Был проведен эксперимент, в рамках которого студенты произносили установку «Я — привлекательный человек». Самооценка тех, кто и так в своей привлекательности не сомневался, стала выше, в то время как самооценка неуверенных в себе людей опустилась еще ниже, чем была до начала эксперимента.

Автор иллюстрации: Татьяна Задорожная / .com/club60550372

Невозможно обмануть себя, пытаясь внушить себе позитивные мысли.

Если существуют реальные проблемы вроде низкой самооценки, неудовлетворенности своей жизнью и ощущения бессилия, то не стоит обманываться — дело не в том, что вы мыслите недостаточно позитивно.

Стоит признать наличие проблемы, которая мешает вам проживать свою жизнь и развиваться. И думать о том, как можно эту проблему решить, не исключая варианта консультации у профессионального психолога.

Как стать счастливее, думая негативно

Новозеландский экономист Питер Лионс называет позитивное мышление идеологией современной рыночной экономики.

Культ позитива, утверждает Лионс, блокирует нашу способность рационально критиковать реальность, видеть в ней проблемы и несправедливость.

Люди, с улыбкой встречающие любые вызовы и неприятные ситуации, очень выгодны для политической и экономической власти. Позитивное мышление блокирует возможность активного действия против сложившегося порядка вещей и парализует волю к протесту.

В противовес позитивному мышлению Лионс предлагает обратить внимание на философию стоицизма. Вопреки распространенному мнению, стоицизм вовсе не призывает вытеснять эмоции и становиться рациональными бесчувственными сухарями. Стоицизм — это практическая философия, которая зародилась во времена раннего эллинизма и получила в наши дни неожиданное возрождение.

В 2008 году американский профессор философии Уильям Б. Ирвин опубликовал книгу «Гид по хорошей жизни», в которой он рассказал, как философию стоиков можно применять в современном мире для проживания счастливой жизни.

Одна из стоических техник, которую Ирвин предлагает использовать, — это негативная визуализация. Данное упражнение заключается вот в чем: задумайтесь о том, что вы цените больше всего и очень боитесь потерять, и представьте, как теряете это. Нарисуйте в воображении очень подробную сцену того, как вы лишаетесь рук, теряете работу, ваша семья разваливается, ваши родители умирают.

Негатив? Безусловно. Однако если вы пережили самое страшное в воображении, то вы знаете, что у вас есть силы пережить эти события и в реальной жизни. И тогда они перестают нагонять такой ужас. Возможно, ваша жизнь станет от этого спокойнее.

Но стоицизм — это очень невыгодная капитализму философия. Ведь классики стоицизма утверждают: многие наши страдания вызваны убеждением, что счастье — это удовлетворение потребностей и желаний.

.com/leprumus

Словно стоит нам получить то, что мы хотим, — и мы наконец-то будем довольны. Однако для большинства людей это работает иначе: удовлетворив одну потребность и насладившись этим короткий промежуток времени, мы переключаемся на другую нужду и выматывающее желание ее удовлетворить.

Потребности никогда не заканчиваются, и многим известен феномен роста желаний вместе с доходами: чем больше мы зарабатываем, тем большее количество благ кажется «необходимым».

Стоики предлагают искать выход в осознанности и рациональности: нужно ценить то, что уже имеешь, прекрасно понимая, что можешь в любой момент это потерять, и отслеживать моменты, когда зарождается новая потребность и желание ее удовлетворить.

На первый взгляд может показаться, что у стоицизма и концепции позитивного мышления много общего. Обе системы взглядов предлагают рассматривать жизненные трудности как возможности для роста, обе системы призывают с благодарностью принимать то, что происходит в жизни.

Существенное отличие в том, что стоики предлагают помнить: все всегда может быть хуже. Это не пессимизм, а принятие того, что жизнь хаотична, непредсказуема и часто несправедлива.

Позитивное мышление в его самых вульгарных интерпретациях, напротив, призывает брать на себя ответственность за все, что происходит с нами в жизни, вплоть до несчастных случаев, изнасилований, смертельных заболеваний.

И в этом смысле стоицизм намного гуманнее, он призывает принять то, что никак не зависит от нас, и сосредоточить свои усилия лишь на том, что мы можем изменить.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.