Как в Москве двигали дома

Летающее здание, выход через окно, или как передвигали дома в Москве 30-х?

Как в Москве двигали дома
sh: 1: –format=html: not found

Как передвигали дома в Москве 1930-х? С каким зданием пришлось повозиться больше остальных? Почему жильцы спокойно продолжали находиться в своих квартирах? И правда ли, что на улицу их приходилось выходить через окна? Об этом и не только расскажу сегодня! ВАЖНО: перед прочтением этой статьи очень рекомендую ознакомиться с предыдущей. Тогда вам будет интереснее читать!

По кривой и на высокой скорости

Дом №77 располагался на улице Осипенко (сейчас это Садовническая). Его построили в 1929 году. И весило здание более 8 тысяч тонн. Передвигать жилой дом в 1937 нужно было из-за строительства Большого Краснохолмского моста через Москву-реку. Его планировали возвести под определённым углом, чтобы сделать этот участок Садового кольца более прямым. А дом как раз мешал это сделать.

Передвижка дома №77 была технически сложной. Необходимо было не просто поставить здание на новое место, но и развернуть его на 19,5 градусов. Для этого конструкцию разрезали на два прямоугольных дома с помощью отбойного молотка. Граница “разлома” проходила по лестничной клетке одного из подъездов.

Передвижка дома №77, 1937.

Работы осложнялись, во-первых, деревянными перекрытиями; во-вторых, большим количеством трещин из-за осадки дома. Также усугубляли ситуацию не слишком устойчивые почвы. В них было много песка и воды. Поэтому потребовалось укрепить грунт, чтобы во время передвижки дом не провалился.

Передвижка дома №77, 1937.

Двигали здание 27 электродомкратов мощностью в 20 тонн. Причём скорость движения дома была довольно высокой для таких работ – 15 метров в час. Весь путь составлял 53 с лишним метра. На всё ушло три дня. Но, чтобы успеть, пришлось работать в две смены.

Жители на время “путешествия” не покидали своих квартир. Все коммуникации продолжали работать. Если хотите узнать, как это было возможно, то обязательно прочитайте вот эту мою статью.

“Парящий” дом

Дом №5/16 по улице Серафимовича также пришлось передвигать из-за строящегося моста через Москву-реку. А именно, Большого Каменного. Причём сложность была в том, что из-за нового моста повышался уровень мостовой и тротуара.

Передвижка дома по улице Серафимовича, 1937.

Поэтому дом пришлось в буквальном смысле поднимать в воздух почти на два метра с помощью домкратов. А потом передвигать на 74 метра в сторону. Работы по подъёму проходили со скоростью 2 сантиметра в час. На следующий день эта цифра увеличилась до 5.

Само же здание передвигали со скоростью 6 метров в час. Это более чем в два раза медленнее, чем здание по улице Осипенко. Однако стены у дома по улице Серафимовича были кирпичные и достаточно прочные. Поэтому перемещать его было немного легче.

Как на Тверской выходили через окна?

Больше всего зданий, которые необходимо было передвинуть, было на Тверской улице. Ведь её в 1930-х расширяли. Но не хотели терять ценные с точки зрения архитектуры строения. Так в 1938 году пришлось перемещать дом №24 по улице Горького. Его возвели ещё в 1903. И больше всего внимание привлекали необычные ажурные арки.

Передвижка дома №24, 1938.

Все работы заняли три дня. Жильцы из квартир не выезжали. Интересно, что для обеспечения прохода людей к своим подъездам во время передвижки дома, возвели специальные галереи на высоте подоконника первого этажа.

Туда жильцы попадали через окна лестничных клеток. Их на период работ переделали в дверные проемы. Отопление (передвигали дом зимой), электричество, канализация и водопровод функционировали как обычно. Таким образом, люди в квартирах не почувствовали никаких неудобств. Разве что пользоваться галереями для входа и выхода было несколько необычно.

Передвижка дома №24, 1938.

Одной из самых сложных стала передвижка здания Моссовета. Ведь здание построили еще в 1784 году. И под большей частью первого этажа не оказалось подвала. В технические особенности передвижки я углубляться не буду. Считаю, что в статье их итак достаточно.

Обращу внимание лишь на пару интересных моментов. Например, работники Моссовета могли спокойно выполнять свой долг перед обществом и не пропускать службу. Полы в здании укрепили специальными балками, чтобы по ним можно было ходить.

Передвижка здания Моссовета, 1939.

Дом переместили довольно быстро. Он двигался со скоростью почти 20 метров в час. Ну, и работы обошлись бюджету в 40% от оценочной стоимости здания Моссовета.

На сегодня у меня всё! Если вам понравилась статья, то не забудьте поставить лайк и подписаться на мой блог:) Также не забывайте, что у меня есть станица в Instagram, где тоже очень много интересного про историю Москвы! Удачи!

Как в Москве перед войной передвигали целые дома

Как в Москве двигали дома

Это звучит неправдоподобно, но в Москве в советское время передвигали многоэтажные здания весом в десятки тысяч тонн. Перемещения чаще всего производились ночью. Безмятежно спящие жильцы даже и не подозревали, что проснутся в другом месте.

История

Передвижение архитектурных форм имеет давние традиции. Так, в 1445 году итальянский архитектор Аристотель Фьораванти перенес колокольню церкви Санта-Мария Маджорне более чем на 10 метров, а в 1812 году уже русский мастер Дмитрий Петров в Моршанске решил передвинуть деревянную церковь.

«Сумневаюсь я что-то. Где это видано, чтоб церкви самоходом ходили?» — заявлял ему староста. Но Петров все провернул, как надо. В итоге церковь Николы Чудотворца вместе с молящимися внутри прихожанами переехала на 30 метров.

В 1898 году российский инженер Федорович выполнил куда более сложную работу — в Москве на Каланчовке — передвинул двухэтажный кирпичный дом весом в 1840 тонн. Годом позже на Малой Грузинской улице инженер Ростен переместил уже два здания, мешавших строительству костела.

При выполнении столь сложных работ оба ориентировались на опыт американских специалистов.

Однако более масштабные проекты по передвижению зданий стали осуществляться уже в советское время. В 1935 году появился план генеральной реконструкции Москвы, который предусматривал снос многих зданий, находящихся вблизи проезжей части. Некоторые из них было решено не сносить, а сдвинуть в глубь квартала.

Для этих целей была создана специальная контора — Трест по перестройке и перемещению зданий, состоявший преимущественно из метростроевцев. Сначала в качестве эксперимента передвинули шесть небольших домов, а затем приступили к более массивным объектам.

Технология

На первый взгляд кажется невозможным вот так просто взять и перенести такую махину, как многоэтажный дом. Разумеется, это весьма трудоемкий процесс, на подготовку которого уходили недели, а то и месяцы, однако при соблюдении всех технологий «переселение» дома проходило безболезненно.

Прежде чем перенести дом, его с помощью специальных тросов отделяли от фундамента, предварительно поставив сооружение на мощные домкраты. Затем вдоль намечающегося направления движения дома пробивали траншеи, в которые на твердое бетонное основание укладывали шпалы, а сверху них — катки.

А дальше одетый в железных каркас, поставленный на двутавровые балки и окончательно отделенный от фундамента дом катил в нужном направлении. В этом деле ему помогали лебедки, которые буксировали здание вперед, и домкраты, которые толкали его сзади.

Вот как этот процесс описывал корреспондент Виктор Толстов в репортаже «Дом отправился в путь»: «В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн.

Мощные блестящие цилиндры четырех домкратов уперлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы.

Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского».

Даже не заметили

Осенью 1937 года было решено подвинуть пятиэтажное, состоящее из четырех подъездов жилое здание по улице Серафимовича (дом №5/16), которое мешало строительству Большого Каменного моста.

Работой руководил крупнейший советских специалист по передвижке и выпрямлению зданий Эммануил Гендель.

На его счету были такие операции, как выпрямление минаретов в Самарканде и колоколен в Ярославле и Больших Вязёмах.

Особенностью перемещения данного жилого дома была необходимость подъема сооружения весом 7500 тонн на высоту почти два метра. При том что грунт под зданием был ненадежный, оно перемещалось настолько плавно, что в некоторых случаях жильцы даже не сразу замечали начала движения.

«В передвигаемом доме жизнь идет вполне нормально. Действуют телефон, водопровод, электричество, газ», — отмечалось в газете «Известия». Все это стало возможным благодаря решению руководства треста все коммуникации присоединить к дому с помощью гибких кабелей.

Переплюнуть Америку

В ходе реконструкции 1938-1940годов некоторые здания четной стороны улицы Горького (ныне Тверской) должны были быть немного смещены.

Малозначимые строения безжалостно сносились, а вот дому №24 (бывшее Саввинское подворье) повезло. Жители настойчиво просили сохранить архитектурный шедевр в неорусском стиле.

Письмо попало к первому секретарю Московского городского комитета ВКП (б) Никите Хрущеву, и он дал добро. Дом решили переносить.

Главную сложность в переносе здания представлял его вес — 23 тысячи тонн. Но именно это было едва ли не решающим обстоятельством переноса здания. В США к тому времени самым большим перемещенным зданием была восьмиэтажная телефонная станция в Индианаполисе, весившая всего 11 тысяч тонн. Почему бы не переплюнуть Америку?

Жильцы, обеспокоенные исходом операции, просили предупредить их о начале переезда дома, чтобы переждать неспокойный период у родственников.

Однако работники треста намеренно дали ложные сроки перемещения дома, чтобы выполнить завершающую стадию работы ночью. Результат переезда впечатлил всех: многие из жильцов смену местоположения дома заметили только утром.

По слухам, дом шел настолько плавно, что в одной из квартир уцелела башенка, сложенная ребенком из кубиков.

Сегодня бывшее Саввинское подворье скрыто между домом №6 по Тверской улице и новым зданием МХАТа по Камергерскому переулку. Сфотографировать перемещенное сооружение во всем масштабе можно только с юго-восточного торца.

Осложнения

Были у перемещенных зданий и печальные судьбы. Так, в 1939 году жильцы недавно передвинутого дома №77 на улице Полины Осипенко (сейчас — Садовническая улица) жаловались, что после передвижки их дом так и не подключили к газовой сети. Позднее неполадки удалось устранить.

На этом неприятности не закончились. Дом, расположившийся на топком месте, засыпанном песком вскоре начал оседать и проваливаться. Рабочие забили мощные сваи, утрамбовали грунт тоннами привезенной земли — проблем больше быть не должно.

Однако в канун нового — 1968-го — года произошла трагедия. Внутри первого корпуса дома №77 неожиданно прогремели два оглушительных взрыва. А дальше, по свидетельству очевидцев, произошло нечто неподдающееся объяснению: три верхних этажа здания отделились от нижней конструкции, поднялись вверх, зависли в воздухе и только потом рухнули вниз.

Ударная волна была столь мощная, что многих жильцов с фрагментами дома отбросило до Краснохолмского моста, одна из женщин вместе с балконом приземлилась на Садовое кольцо. Многие из них отделались легкими травмами.

Однако все жители верхних этажей — 147 человек — погибли. Официальная версия трагедии — взрыв бытового газа. Рассматривались также версии теракта, взрыва оставшейся со времен войны бомбы и даже аномалий в недрах земли.

Новые достижения

Чем больше было перемещений, тем сложнее становились задачи. Один из самых трудоемких переездов затронул здание Моссовета, где сейчас расположилась мэрия Москвы (Тверская, 13). В связи с расширением улицы Горького в 1940 году здание пришлось передвинуть вглубь на 14 метров.

Уникальность работы заключалась в том, что дом перемещался вместе с подвалом, при этом чиновники продолжали работать в своих кабинетах.

В результате операции ни один чиновник не пострадал. Зданию решили добавить еще два этажа, и это, пожалуй, было лишним. По стенам пошли трещины, и сооружение начало расползаться.

Чтобы избежать разрушения, рабочим в срочном порядке пришлось укреплять здание с помощью металлических колонн.

Еще более сложная работа была проделана при перемещении здания старейшей в Москве Глазной больницы, располагавшейся на углу улицы Горького и Мамоновского переулка. Дом не только убрали в глубь квартала, но еще и развернули на 97 градусов — так, что фасад больницы стал смотреть на переулок.

Практика передвижения зданий продолжилась и в послевоенные годы. Так, осенью 1958 года были одновременно передвинуты два здания: НИИ ВОДГЕО и НИИ Промстройпроект (сейчас это дома 42С2 и 42С3 по Комсомольскому проспекту). Оба здания были перемещены примерно на сто метров.

В 1979 году почти на 30 метров в строну Настасьиного переулка передвинули конторский дом книгоиздателя Сытина, который загораживал только что построенное здание «Известий». Дом при переезде сильно пострадал. В 1983 году столичные инженеры передвинули здание МХТ имени Чехова, при этом раздвинув пространство между сценой и залом.

Эта работа стала последней в уникальной серии перемещений московских зданий. Вскоре началась перестройка, за ней — кризис. Подобные проекты оказались слишком дорогостоящими, и их пришлось прекратить.

Шагающие дома: что и как двигали в Москве (+ ВИДЕО)

Как в Москве двигали дома

Москва — чемпион среди европейских столиц не только по количеству снесенных и сносимых исторических памятников, но и по числу зданий, передвинутых внутри города. Анна Векшина рассказывают краткую историю перемещений домов по столице.

О том, как двигали разного рода сооружения, известно довольно много. Впервые острая надобность что-либо подвинуть возникла в XV веке. Талантливый инженер Аристотель Фиораванти взялся перевести колокольню Санта Мария Маджоле в славном городе Болонья, которая мешала постройке зданию городской администрации.

Чтобы не сносить святыню (которая, кстати, была все-таки снесена через 400 лет) предусмотрительный инженер заключил колокольню в клетку из мощных деревянных брусьев, чтобы исключить возможность возникновения трещин, а передвигали башню на полозьях с помощью системы канатов и блоков.

Для того времени зрелище это было действительно впечатляющее, ведь колокольня была примерно с девятиэтажный дом, и переехала она аж на 13 метров. Кстати, в биографии Аристотеля Фиораванти вообще есть, где покопаться и чему удивиться. Например, что именно ему Россия обязана строительством Успенского собора в Кремле.

Но это, как говорится, совсем другая история.

С тех самых пор принцип передвижения особенно не изменился: сначала дом укрепляют специальной металлической рамой по линии запланированного среза фундамента. Для придания особой жесткости раму соединяют поперечными и диагональными связями.

Это необходимо для домов с внутренним каркасом, например с колонным залом, которые при движении могут сместиться. После того, как рама установлена, дом срезают с фундамента, под раму укладывают ходовые балки и рельсовые пути. Затем дом поднимают на домкратах, опускают на специальные катки и везут по рельсам до нужного места.

Сам переезд — или лучше сказать перекат — дома занимал немного времени, а вот подготовка к нему — недели или даже месяцы.

Дом на Каланчёвской улице

Каланчёвская улица, 32/61

Русский опыт по перевозу и передвижению домов появился ещё до революции. Мы не будем здесь описывать все упоминания о переносе деревянных церквей и домов, а расскажем о первом опыте переноса каменного московского дома. Тем более, что он и поныне стоит на том месте, куда его переставили.

В 1897 году принялись активно расширять Николаевскую железную дорогу, на пути которой и встал жилой дом. Владелица дома, англичанка Джейн Макгилл, приняла решение перенести его примерно на 100 метров от железнодорожных путей. Проект такого необычного переезда разработал инженер И. М.

Федорович, он же и руководил всеми работами. Всю мебель из дома, конечно, вытащили, а также разобрали все печи и установили в цокольном этаже специальную металлическую раму из стальных кованых вагонных осей, чтобы придать ему больше крепости и устойчивости.

Сам дом подняли с помощью домкрата, срезали с фундамента и двигали по рельсам. В общем-то все прошло успешно.

Дом передвинули, Федорович сделал в Императорском Русском техническом обществе подробнейший доклад о своей деятельности и намеревался и дальше использовать свой опыт при расширении железнодорожных узлов. Однако применить свои знания и смекалку ему так и не пришлось.

Дом же стоит и поныне по адресу Каланчёвская улица, 32/61, но попасть туда нельзя —  дом хоть и пережил две мировые войны, революцию, большевиков и Лужкова, сейчас заброшен и уже вот-вот будет готов сдаться Собянину.

Настоящий бум передвижки, перестановки и переездов разразился в советское время. До этого места в городе вроде как хватало, а если и не хватало, то в ход шел динамит. В случае с Храмом Христа Спасителя — просто много динамита.

В 1935 году после окончательного принятия плана реконструкции Москвы, начался вывод трамвайных путей с магистральных улиц. Маршрут, который ранее проходил по Тверской улице, стали выводить на 2-ю Брестскую, параллельно пробивая окно к Садовому кольцу.

Камнем преткновения стала фидерная подстанция, которая располагалась на нынешней площади Маяковского и питала целый район. Чтобы не организовывать альтернативу и не перекидывать фазы с одних трансформаторов на другие, подстанцию решили попросту подвинуть. Что и было успешно проделано под руководством инженера Э.М. Генделя.

После столь успешного опыта было решено взяться за дело более масштабно и организовать «Трест по передвижке и разборке зданий». Главным инженером был назначен Гендель, под руководством которого было передвинуто более 30 зданий в Москве.

Дом на Садовнической

Садовническая улица, 77с.1

Сам дом в форме буквы «г» был возведен в 1929 году. Причём длинная ножка располагалась вдоль Нижней Краснохолмской улицы, а короткая лежала вдоль  Садовнической. Краснохолмская улица в то время выходила как раз на старый Краснохолмский мост, который в 1937 году должен был быть заменен на новый.

Причём новый мост по плану должен был пройти аккурат по длинной секции дома. Э.М. Гендель решил разделить этот дом на две части, короткую оставить на месте, а длинную передвинуть и развернуть на 19 градусов. Интересно ещё и то, что дом двигали фактически без выселения.

Более того — работали все инженерные системы: вода, канализация и даже телефон с радио. Сам дом передвигали на катках, ехавших по 37 рельсам. После передвижки обе части дома снова соединили и так и простоял он до 1967, пока не был разрушен взрывом бытового газа.

В настоящее время одна из частей его сохранилась, а вот на месте другой красуется современное стеклянное здание.

Расширение Тверской и перенос Саввинского подворья

Тверская, 6 с.6

В стремлении придать Москве новый облик строители коммунизма как-то не очень обратили внимание на то, что при расширении Тверской улицы, многие дома выступают за «красные линии».

Устремившись к новому, светлому и чистому, часть домов просто уничтожили, а некоторым суждено было переехать на другие места вглубь квартала. Всего было передвинуто около десятка зданий, и заодно со всей честной компанией и памятник Пушкину.

Самая масштабная работа по передвижению была связана, конечно, с бывшим Саввинским подворьем, весившим 23 тысячи тонн. Это был самый тяжелый дом из всех, которых когда-либо перевозили. В общей сложности потребовалось около 2100 катков.

Само передвижение дома состоялось ночью, пока жители спали. Интересно и то, что во время переезда к дому были присоединены все временные коммуникации, так что для самих жителей переезд оказался в общем-то незаметным.

Сегодня Саввинское подворье полностью спрятано от любопытных глаз во дворе за Сталинскими домами по Тверской улице и новым зданием МХТа со стороны Камергерского переулка. Говорят, что в основании дома до сих пор замурованы вагонетки, на которых ехал дом в новую жизнь.

ул. Тверская, д. 13.

Еще один рекорд тверской улицы — переезд здания Моссовета, который также не вписывался в генплан города. С ним-то и возникло много проблем. Во-первых, оно было построено в форме буквы «п», а во-вторых, претерпело надстройку в целый этаж с чердаком.

Кроме того, внутри здания находился большой двухсветный зал, то есть, по сути, огромное пространство без каких-либо несущих перегородок. В случае неудачи, дом просто мог бы сложиться, как карточный домик.

Остается добавить к этому, что во время переезда здание продолжало работать безостановочно, то есть внутри находились люди, а также обязательно должны были работать все коммуникации и телефон. В отличие от Саввинского подворья, здание Моссовета передвигалось вместе с подвалом, а потому был вырыт огромный котлован и пути прокладывались почти на четырехметровой глубине.

Сам переезд занял фактически около 40 минут, а подготовка а нему — около месяца. Переезд состоялся в общем-то удачно: здание и по сей день стоит там, куда его передвинули, но после всего этого мероприятия в стенах и перекрытиях появились трещины, так что позже при реконструкции пришлось встроить в него 24 металлические колонны.

Здание Глазной больницы

Мамоновский пер., д. 7

Один из самых интересных переездов был связан с домом Нарышкина, в котором квартировала (и, кстати, до сих пор находится) глазная больница. Здание нужно было не просто сдвинуть с Тверской, а вообще убрать в соседний переулок.

То есть тринадцать с лишним тысяч тонн нужно было сначала развернуть почти на 80 градусов, потом провезти сто метров и, в конце-концов, надвинуть на выстроенный заранее цокольный этаж. Вся операция прошла успешно — дом и ныне там.

Так и стоит на своем новом фундаменте, принимает пациентов.

После войны «переезды» домов с места на место прекратилась, а деятельность «Tреста по передвижке и разборке зданий» была направлена на восстановление разрушенных в войну зданий. Конечно, бум передвижников закончился, однако некоторым интересным проектам все же предстояло случиться.

Дом Сытина

ул. Тверская, д. 18Б.

В 1979 году состоялся переезд дом книгоиздателя Сытина, который загораживал новое здание «Известий».

То ли жаль отцам было сносить этот уникальный памятник модерна, то ли за зданием стояла богатая история с располагающейся там ранее редакций «Правды», но дом все-таки переехал.

Метров на тридцать с лишним сторону, ближе к площади Маяковского, где, кстати, и по сей день стоит, правда последние несколько лет закрытый либо рекламной растяжкой, либо строительным тентом.

Камергерский пер., 3, стр. 1

Одним из последних зданий, которое справило новоселье в 1983 году, было здание МХТ им. Чехова. Сам театр был построен в форме буквы «т», причем в «перекладине» короткой части располагался зрительный зал, а в «ножке» — сцена с поворотным кругом.

Её то и задумали перенести, при капитальной реконструкции. Сцену сначала отрезали от основной части здания стальным тросом. Везли её все тем же проверенным способом — на рельсах вглубь квартала на 27 метров.

Однако чуть позже выяснилось, что то расчётное пространство, на которое рассчитывали строители, оказалось слишком небольшим для проведения монтажных работ.

Техника туда пролезть не могла и пришлось бы использовать только лишь ручной труд рабочих, а высота стен театра достигала 30 метров. Поэтому коробку сцены сначала сдвинули на 20 метров, а потом вернули назад примерно на половину пути.

Современные инженеры ищут новые методы совершенствования этого довольно хлопотного и затратного процесс: например, в Европе предпочитают применять специальные тележки с установленными на них же домкратами.

При использовании таких тележек пропадала необходимость в укладке рельс и шпал. Правда, в нашей стране, которая фактически единственная в мире переживала такой масштабный бум передвижки, интерес к этим технологиям угас.

Сейчас у нас, как и в начале 30-х годов, использование динамита остаётся основным методом работы с существующей застройкой.

Источник

Как передвигали дома, не выселяя жильцов, в Москве 1930-х?

Как в Москве двигали дома

Передвижение домов – один из символов Москвы 1930-х годов. Где впервые применили эту технологию? Зачем она вообще была нужна? И как во время работ продолжали функционировать электричество, канализация и водопровод? Почему жильцы не покидали своих квартир? Об этом расскажу сегодня!

Где начали передвигать?

Конечно, СССР не был в этом деле новатором. Удивительно, но впервые здание передвинули ещё в 1455 году. Тогда в итальянском городе Болонья своё местоположение изменила каменная колокольня церкви Святого Марка. Её высота составляла 10,5 метров. Работами руководил архитектор Аристотель Фиорованти. Всё прошло успешно. Никаких повреждений у здания не было.

План переноса церкви.

С 1870 года дома активно начали передвигать в США. Там этим занимались специальные фирмы. И секреты своих технологий, естественно, старались не выдавать.

Были случаи, когда в Соединённых Штатах двигали на сами здания, а только стены. Это нужно было, чтобы стена старого дома стала частью нового.

Например, так делали в городе Олбани в 1926 году при строительстве 16-этажного офисного здания.

Передвижка дома в Сан-Франциско.

В Европе технология перемещения зданий не была настолько распространённой, как США. Например, ей воспользовались в Дании в 1930 году. Тогда в городе Рандерс перенесли на новое место ратушу.

В Российской Империи также были единичные случаи перемещения домов. Так в 1812 своё местоположение поменяла деревянная церковь в Моршанске. А в 1897 году – особняк на Каланчёвской улице. Его перенесли аж на 100 метров. Он мешал строительству новых ж/д путей. Но широкого распространения такая практика в нашей стране не получила.

Зачем это понадобилось в СССР?

В Советском Союзе к массовой передвижке домов решили обратиться после утверждения Генерального плана реконструкции Москвы 1935 года. Он предусматривал перестройку и расширение столичных улиц. Многие дома нужно было сносить, но некоторые решили просто перенести немного вглубь улиц. Например, так сделали с несколькими строениями на Тверской (ул. Горького).

Самые известные дома-переселенцы располагались, помимо Тверской, также на улице Осипенко (Садовническая) и Серафимовича. Теперь необходимо немного рассказать о технологии. Это довольно трудный для понимания процесс.

Как передвигали дома?

Вообще. передвижение бывает прямолинейным (когда дом переезжает по прямой) и криволинейным (если строение нужно в процессе передвижения повернуть под каким-то углом). Для укрепления конструкции использовали рандбалки из железобетона или металла. Они поддерживали стену, под которой располагались.

Конструкция оборудования для передвижки на примере здания газеты “Труд”.

Также применялись поперечные и ходовые балки. Они были нужны не только, чтобы обеспечить устойчивость зданию. С их помощью дом в буквальном смысле ехал. Ведь передвижение осуществлялось по железнодорожным рельсам с помощью катков, шаров или салазок.

Часто на месте будущего расположения здания готовили новый фундамент, на который должен был “встать” дом. Передвигали конструкцию с помощью электролебедок и тросов. А также ручными и электрическими домкратами. Технология зависела от конкретной ситуации.

Почему водопровод, канализация и электричество продолжали работать?

Многие слышали, что жильцы на время передвижки здания не покидали своих квартир. Электричество, канализация и водопровод продолжали работать. Как же строителям удалось этого добиться?

Во время передвижки дома на Садовнической.

На каждой площадке было несколько бригад. У каждой – своя функция. Так существовала группа санитарно-технических работ. Они должны были, в том числе, убрать все старые трубы на предыдущем месте расположения дома. А потом установить их на новой площадке.

К передвигаемому зданию присоединяли специальные шланги. И все канализационные отходы скапливались в колодцах, которые обычно располагались вблизи строительных участков. Если передвижку делали зимой, то строили временную канализацию. После перемещения, уже на новом месте, здание подключали к городской системе.

Дом на улице Серафимовича после передвижки, 1937.

Для водопровода также применялись специальные шланги. На строительном участке устанавливали временный водомер. С его помощью воду из городской сети подавали в передвигаемое здание. Если перемещать нужно было далеко, то, опять же, сооружали временный водопровод.

Для сохранения отопления, небольшую котельную строили прямо в доме. На лестничной клетке. Если такое было невозможно, то оборудование устанавливали на первом этаже. В некоторых случаях использовали передвижную котельную на специальных платформах. Но всё это было актуально лишь в холодное время года.

Передвижка Саввинского подворья на Тверской, 1938.

Чтобы не прекращало работать электричество в доме, длину кабелей просто увеличивали с большим запасом. Чтобы хватило на весь маршрут.

Если вам понравится статья, то потом напишу про передвижку конкретных домов. А на сегодня у меня всё. Спасибо, что дочитали до конца! Если вам было интересно, то не забудьте поставить лайк и подписаться на мой блог:) Напоминаю, что у меня также есть страница про историю Москвы в Instagram. Удачи!

Как в Москве дома передвигали

Как в Москве двигали дома

Одними из самых важных характеристик городов всегда были рост населения и строительство новых зданий. В какой-то момент градостроители понимали, что они что-то недодумали, что-то не так спланировали.

Одним словом, поменялась градостроительная концепция. В таком случае были два варианта решения.

Самое простое – снести всё, что мешает и построить заново, но был и способ посложнее – переместить здание в другое место.

В Москве в 1930-е годы начали осуществляться масштабные проекты, которым требовалось много места, а вот места (особенно в старой Москве) как раз и не хватало.

Первые передвижки

Отвлечёмся от современности на некоторое время. Оказывается, двигать здания люди научились ещё несколько столетий назад.

Примером может служить факт, что в Болонье в 1455 году итальянский архитектор Аристотель Фьораванти перенёс колокольню церкви Санта Мария Маджоре на 10 метров.

Кстати, итальянец работал и в России: в 1474 году появилась крайняя нужда в архитекторе, чтобы достроить практически рухнувший во время возведения Успенский собор в Московском Кремле.

Однако вернемся к вопросу передвижки зданий. В 1812 году и русские мастера провели подобную операцию. В городе Моршанске решили передвинуть деревянную церковь.

Местный староста заявил: «Сумневаюсь я что-то. Где это видано, чтобы церкви самоходом ходили?». Русский мастер Дмитрий Петров провёл операцию на самом высоком уровне.

Церковь Николы Чудотворца вместе с молящимися прихожанами переехала на 30 метров.

В 1898 году российский инженер Федорович в Москве на Каланчёвке передвинул двухэтажный кирпичный дом весом 1840 тонн. На следующий год на Малой Грузинской улице начали возводить здание костёла. Два здания мешали строительству, и инженер Ростен справился с этой задачей.

Генеральный план реконструкции

До 1935 года такие операции были единичными, но с утверждением Генерального плана реконструкции Москвы они приобрели массовый характер. План во многих случаях предусматривал снос зданий, мешавших расширению проезжей части.

Но ряд зданий решено было не сносить, а сдвинуть вглубь квартала. Специально для этих целей был создан Трест по перестройке и перемещению зданий, а работали там по преимуществу профессионалы-метростроевцы.

Попробовали, передвинули шесть небольших домов, а позже поставили всё это дело на поток.

Не специалистам до сих пор кажется, что все эти перемещения – из области фантастики. Однако если соблюдать все технологические требования, дома «переезжали» безболезненно.

Здание отделяли от фундамента специальными тросами, предварительно поставив его на мощные домкраты. По направлению движения копали траншеи, на бетонное основание укладывали шпалы, а сверху катки. Дом, одетый в железный каркас, установленный на двутавровые балки и отделённый от фундамента отправлялся на новое место. Ему помогали лебёдки и домкраты, которые толкали его сзади.

Полный вперёд

«Дом стоял на этом месте, он пропал с жильцами вместе…». Вот так описывала передвижку пятиэтажного здания в четыре подъезда детская поэтесса Агния Барто. Дом по улице Серафимовича мешал строительству Большого Каменного моста, и его передвижкой занялся советский специалист Эммануил Гендель.

Сложностью было то, что дом весил 7500 тонн, его надо было поднять почти на два метра, да и грунт в тех местах был не очень надёжным. Инженеры передвигали его так плавно, что жильцы не сразу замечали свой переезд.

В газете «Известия» писали, что в передвигаемом доме всё идёт нормально. Действуют телефон, водопровод, электричество, газ. Всё это произошло, потому что все коммуникации были подключены с помощью гибких кабелей.

В 1938-1940 годах полным ходом шла реконструкция улицы Горького (ныне Тверская). Здания на чётной стороне должны были быть немного смещены.

Много малозначимых сооружений были безжалостно снесены, а вот дому №24 (бывшее Саввинское подворье) повезло.

Просьба жильцов сохранить шедевр архитектуры попала к первому секретарю Московского горкома партии Никите Хрущёву, и он дал добро. Здание было решено перенести.

В США к этому времени была перемещена восьмиэтажная телефонная станция весом 11 тысяч тонн. У нас сработал принцип «перегнать и обогнать», наш дом весил 23 тысячи тонн. Когда всё было готово к переезду, жильцы попросили, чтобы их предупредили о начале переезда, чтобы пережить неспокойный момент у родственников.

Только вот работники треста дали ложные сроки перемещения и провели всю операцию ночью. Результат впечатлил всех. Многие домочадцы узнали, что они переехали на новое место только утром. Очевидцы рассказывают, что дом двигался так плавно, что в одной квартире уцелела башенка из кубиков, сложенная ребёнком.

Желающие и сегодня могут увидеть бывшее Саввинское подворье, которое прячется между домом №6 по Тверской улице и новым зданием МХТ по Камергерскому переулку. Самым трудоёмким стал переезд здания Моссовета – того самого, где сейчас расположилась мэрия Москвы (Тверская, 13).

Дом передвинули на 14 метров, но сложность заключалась в том, что передвинули-то вместе с подвалом

После Великой Отечественной войны практика передвижения зданий продолжалась, правда, уже не в таком объёме. В 1983 году состоялось последнее из уникальных перемещений московских знаний. Было передвинуто здание МХАТ имени Чехова, при этом ещё и раздвинули пространство между сценой и залом.

В годы перестройки и в первые годы постсоветской эпохи на такие проекты денег уже не было, и перенос зданий пришлось прекратить.

Источнки фото: https://mos.ru

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.