Псевдоблизость и псевдообщение

Псевдоблизость. Как остаться рядом с другим в абсолютном одиночестве — Infodays

Псевдоблизость и псевдообщение

Настоящая близость начинается с диалога. Ни с обнимашек-няшек, поцелуйчиков и лайков в Фейсбуке. И даже не с ласковых слов в адрес собеседника. Она начинается тогда, когда может произойти диалог — то есть где каждый может слышать и быть услышанным другим.

Кажется, что диалог — это очень просто. Просто сначала кто-то говорит, а кто-то — ему отвечает. Но на самом деле, на мой взгляд, диалог — это, порой, очень сложно. И вот почему.

Делать то, чему не учили

Способность слышать другого человека — не просто слышать слова и понимать их значение, а вдумчиво, эмпатически, включенно, как бы стать на место другого. В этот момент его понять, понять то, что он хочет сказать. И это значит, что в этот момент «оттормозить себя», отложить на некоторое время свои нужды.

И многим людям это крайне сложно делать. Ведь как можно это делать с другими, если этого, к примеру, никогда не делали со мной?

Если родители, к примеру, не слышали меня — перебивали на полуслове и навязывали что-то свое, или просто игнорировали мои детские слова как нечто «ерундовое» и глупое. Не пытались вникнуть, понять, услышать. Как я могу это же делать с другими людьми? Да никак.

Псевдообщение и псевдодиалог

В общении многих взрослых людей появляются псевдодиалоги, которые выглядят как настоящее общение, по форме, но по внутренней природе переживаний к близости не приводят. После них, обычно, ощущение одиночества, печали и потраченного времени.

Что же это за псевдообщение и как его распознать?

Я выделила несколько типов такого диалога. Возможно, вы найдете еще варианты, проанализировав свой собственный опыт. Все эти варианты, как я уже писала, в итоге должны оставлять сложный неприятный эмоциональный осадок и чувство неудовлетворенности.

1. «Моя твоя не понимать!». Этот тип псевдодиалога строится на том, что собеседник изначально искажает смысл сказанного и не уточняет деталей. Например, один говорит: «я по-разному отношусь к этим людям», а другой ему: «я понял, что ты не любишь этих людей».

Понятно, что смысл сказанного уже существенно исказился, ведь сработало внутреннее психологическое расщепление того, кто слушал. Дальше — больше. Собеседник в том же предложении начинает делать вывод из уже искаженной фразы. «А раз ты плохо относишься к ним, а я — хорошо, то мы больше не друзья!».

[attention type=green]
Например, первый участник диалога все же делает усилия для того, чтобы объяснить второму, что «да нет же, я не то хотел сказать, я хотел сказать вот это и это», шансы быть услышанным увеличиваются.
[/attention]

Но второй собеседник может не поддержать этот сигнал, и сказать «да все я понял, нечего мне объяснять», и тогда ощущение бессилия первого и злости и обиды второго останется в «сухом остатке». Люди не встретились, они небыли близки, небыли в контакте. Хотя и разговаривали какое-то время.

В данном примере получилось, что первый собеседник был как бы более устремлен на то, чтобы быть услышанным и правильно понятым. И он делал шаги к близости и контакту со вторым. Бывает, что оба — и первый, и второй искажают услышанное, и в итоге получается настоящая каша и в осадке — взаимные обиды, злость и даже ярость.

2. «Забрасывание вопросами». Есть большое отличие, если собеседник уточняет, правильно ли он понял (и тогда это создает контакт и диалог), и если под маской уточнения он пытается проявить агрессию к другому.

Конечно, любой вопрос к человеку — это уже само по себе агрессивное действие. Но мера и сила этой агрессии может быть разной.

Ведь орешек можно расколоть, к примеру, молоточком аккуратно — и съесть сердцевину, а можно — разбить вдребезги.

Вот и тут: можно аккуратно уточнять детали, а можно навязчиво «докапываться». Например, «я хочу покушать» ,- говорит кто-то, а другой ему — «хм, а ты точно хочешь? А как ты хочешь покушать, а зачем ты это хочешь сейчас?». После тирады вопросов первый может реально засомневаться, хочет ли он дальше кушать или уже нет.

И тогда он остается неуслышанным и, конечно, не понятым. Это простой пример. В жизни часто подобное происходит по более абстрактным вопросам — когда кто-то выражает, к примеру, свое мнение, отношение к чему-то.

Пресловутый «психологический» вопрос «а зачем тебе это?», сказанный в обычном общении, не что иное, как отыгрыш агрессии к собеседнику и попытка проигнорировать его, заняв как бы более «высокую» позицию в общении.

3. «Контр-аргументы». Когда что бы не сказал другой используется для того, чтобы сформировать свой анти-взгляд на вещи. Тут совсем не важно, что говорится. «Я люблю яблоки» или «Я хотел бы прочитать эту книгу».

Собеседник находит сразу массу аргументов, почему яблоки — это не то и книга эта — не стоит внимания. «Ученые недавно доказали, что яблоки совсем не полезны, а вот груши — да. Почитай!». Или «есть намного более умная литература, а это — не модно/не умно/полный бред/поверхностно и т.д».

Цель собеседника — не диалог, а игра в самоутверждение. Обычно, от внутреннего страха и неуверенности.

4. «В огороде — бузина, а в Киеве — дядька». Это такое себе «параллельное общение». Один сказал что-т о о себе, потом другой ему тоже что-то о себе, не связанное с посланием собеседника. Вот ты меня выслушал, теперь я тебя.

Цель — просто что-то «порасказать». Отреагировать эмоции. А что там именно…не так важно. Я тебя как бы послушаю, зато потом буду иметь «моральное право» на то, чтобы слушал меня ты. Вроде поговорили.

Но, на самом деле, никому до жизни другого, может, и дела нет никакого…

Кто способен к диалогу

К диалогу обычно способны уверенные в себе люди. Ведь у таких высказывание другого человека, даже если оно не сочетается со своим мнением, не является угрозой и не разрушает картину мира или «образ Я». Оно является некоторой альтернативой, к которой можно проявить интерес. И — выбрать приближаться дальше или найти другие зоны интереса.

Когда другой — «лабораторная крыса»

Важно сказать про такой интересный процесс, как попытки пробраться в голову другого человека, обходя его свободу воли. «А что же он думает на самом деле?» — спрашивает девушка у психолога/таролога/экстрасенса.

Но только не у своего парня! Он ведь правду-то не скажет, обманет! И что же это за отношения, что нужно все выискивать через какие-то интерпретации поведения, а не доверяя и узнавая у самого его автора? Он носит зеленую майку, значит он — интроверт. А в красной — экстраверт.

И ищут люди миллион объяснений, так и не встречаясь в диалоге, живом и подлинном, с другим человеком.

«Я смотрю, ты руки скрестил, наверное, от чего-то защищаешься», — говорят «продвинутые» пользователи психологических сайтов. И не очень понимают, что пытаются активно внедриться на территорию, куда их не понятно, приглашали ли.

Много радости вам, к примеру, приносило, когда все кому не лень — учителя, родители, одноклассники — пытались определить, какой же вы?! Мальчик хороший — мальчик плохой. Очки носит — очкарик, горбится — неуверенный, улыбается — молодец.

Все время под микроскопом, все время препарируют тебя, как крысу.

Хорошо бы информацией, которую вы получаете о человеке косвенным образом, правильно и аккуратно пользоваться.

Во время консультации психотерапевта такого рода интервенции, вопросы, предположения или интерпретации с его стороны, уместны. Там уже заранее дано согласие клиента на некоторое «препарирование» его психики. Для этого и созданы безопасные условия клиент-терапевтических отношений, психотерапевт много лет учится аккуратно обращаться с этим инструментарием.

В обычном общении без спросу становиться психологом другому — попытка нарушить его границы, агрессивно «вломиться» на его территорию. И это качественно отдаляет от диалога, от близких и доверительных отношений.

Как быть в диалоге

Чтобы построить подлинный диалог, необходимо искать в себе ресурс слушания. Слушания и контейнирования (собирания, удерживания) тех эмоций и мыслей, которые возникают в ответ на высказывание собеседника. Они тоже будут иметь место, но позже.

А сейчас — важно «впечатлиться», понять, что другой хочет сказать. И уже потом решать, какое мое к этому отношение. И то, что важно — сказать в ответ. Подлинный диалог оставляет в душе чувство наполненности и удовлетворенности, радости, благодарности. Даже в случае, если мнения или потребности не совпали.

Быть в контакте и диалоге хорошо можно научиться на психотерапевтических группах, где собираются участники именно для того, чтобы исследовать все сбои в коммуникации друг с другом.

В индивидуальной терапии можно разбирать то, как же сформировалась привычка игнорировать другого человека и, соответственно, себя самого. И как выбрать изменить это.

©

CSS: псевдоэлементы и псевдоклассы

Псевдоблизость и псевдообщение

Временами кажется, что для того чтобы выжить в современном мире, необходимо знать, как создавать сайты. Даже в школах обучают основам HTML. Но для создания качественного ресурса этого мало. Необходимо еще знать основы каскадной таблицы стилей, в частности псевдоклассы и псевдоэлементы CSS.

Что это такое?

По негласному закону все стили, которые веб-мастер вписывает в CSS-разметку, используются для тех элементов структуры, которые можно увидеть в исходном коде. Однако существуют группы элементов, которые не прописываются в HTML-документе, однако для них тоже нужно задавать стили.

К примеру, в HTML-файле нет ни одно тега, который бы отвечал за дизайн заглавной буквы нового абзаца или области, что находится перед определенным элементом. Да и тегами невозможно показать активность ссылок или изменить изображение, когда курсор мышки наводят на него. Чтобы оформить эти и множество других значений, существуют селекторы CSS: псевдоклассы и псевдоэлементы.

Псевдоклассами называют селекторы, которые влияют на существующие элементы документа. Псевдоэлементами обычно задают и меняют область, которая изначально отсутствовала в исходном файле. Проще говоря, псевдоэлементы задают новые области страницы, которых не было в HTML-разметке, а псевдоклассы определяют состояние объектов при определенных условиях.

Первое, на что стоит обратить внимание, – псевдоэлементы CSS before и after, так как каждый уважающий себя ресурс использует их для усовершенствования внешнего вида, читабельности и привлекательности сайта. Эти элементы предоставляют возможность добавления новых областей, надписей и стилей до или после исходного документа.

Каждый, наверное, хотя бы раз видел на каком-либо сайте анонсы публикаций, после которых стояли слова: «Новинка», «Новое» или «Шок», «Избранное», «Лучшее», «Супер» и т. д. Эти объекты были заданы при помощи псевдоэлемента CSS after.

Чтобы создать такую позицию, необходимо добавить в каскадную таблицу стилей такой код:

Здесь словом new задается название нового класса, поэтому перед нужным абзацем в HTML разметке нужно вписать: class=”new”. Название класса должно находиться между скобками открывающего тега. Если все сделать правильно, то после окончания абзаца на странице браузера появится надпись «Кое-что новенькое».

Естественно, в примере задан скрипт для простой надписи, но никто не говорил, что нельзя менять размер, цвет и позиционирование. Все необходимые параметры можно вписать в класс new после характеристики content. Разделять их нужно точкой с запятой и в конце закрыть фигурную скобку.

Практически идентичными характеристиками обладает псевдоэлемент CSS before. С одним небольшим отличием: он предназначен для того, чтобы добавлять необходимые элементы перед объектом. Записывается точно так же, как и after, только со словом before.

Перед очередным абзацем текста можно добавить слова, которые привлекают внимание, а можно просто поместить перед текстом рисунок или элемент Юникода. К примеру, открывающие кавычки или отступы. Чтобы воплотить это в жизнь, необходимо добавить в CSS-разметку новый класс и задать необходимые характеристики. Самое простое решение будет выглядеть следующим образом:

Чтобы сделать отступы в конце документа, необходимо создать псевдокласс after и вместо content: open написать content: close, соответственным образом поменять позиционирование.

Если в псевдоклассе before отступ был от левого поля, то в классе after он должен быть от правого.

Также в разметку можно добавить изображение (допустим, тех же кавычек), и текст уже не будет смотреться как унылая простыня.

Эпичная сага: first

Большой популярностью в создании новых проектов пользуется и псевдоэлемент CSS first. В частности, это касается проектов с развлекательной и сказочной тематикой, а также веб-ресурсов исторического и научного направления.

Этот псевдоэлемент CSS имеет две характеристики – line и letter:

  • Letter – изменяет первую букву того фрагмента текста, к которому его добавляют. Таким образом, он формирует буквицу – элемент, в котором базовая линия находится на несколько строк ниже относительно главного текста. Чтобы задать этот параметр в каскадной таблице стилей, нужно задать характеристики для параграфа. Например, P:first-letter {*** } – и уже между скобками указать все необходимые параметры, такие как цвет, шрифт, размер. Если буквицу необходимо создать только для первого абзаца, тогда создается новый класс (так же, как и в примере с new: after).
  • Line – эта позиция полностью меняет первую строку абзаца. Очень удобно использовать в научных публикациях, если нужно выделить важную информацию. Записывается так же, как и прочие примеры. Но здесь важно помнить, что псевдоэлемент выделяет не предложение, а именно строку. В зависимости от того, каким браузером пользуется пользователь, у него первая строка может быть длиннее или короче, поэтому важно следить за тем, чтобы это выделение не смотрелось нелепо. Именно для таких случаев был создан в CSS псевдоэлемент переноса строки.

Новая строка

По факту этот элемент используется редко, ведь его успешно заменяет тег
. Однако существуют ситуации, когда необходимо задавать разрыв строки именно псевдоэлементами. Для этих целей можно использовать тот же after.

Для этого записывается следующий код: after { content: '\A'; white-space: pre;}. Название класса нужно вписать между скобками открывающего тега, как только он закроется, после него и будет следовать разрыв строки.

Такой вариант отнимает больше времени при конструировании читабельного контента, и если нет необходимости работать с аномально неизведанными браузерами, то лучше ограничиться тегом
.

Синтаксис псевдоклассов

Как уже было сказано, псевдоклассы определяют состояние элементов, с которыми взаимодействует пользователь. В отличие от псевдоэлементов CSS, которые задают невидимые структуре характеристики, мнимые классы ориентированы на поведенческие факторы. Чтобы было понятнее, можно привести небольшой пример.

Допустим, на сайте есть список полезных ссылок, пользователь переходит по ним, читает информацию, но спустя время наталкивается на тот контент, который уже видел. Он просто перешел на эту страницу еще раз, ведь ссылок много, и они ничем не отличаются.

Чтобы такого не происходило, веб-мастера добавляют псевдокласс, который меняет цвет просмотренной ссылки, тогда пользователь будет точно знать, что он читал, а куда еще не переходил.

Все псевдоклассы записываются в таблицу каскадных стилей простым и проверенным синтаксисом:

  • Селектор: Псевдокласс {характеристики стиля: цвет, размер, отступ, позиционирование и т. д.}

Эти классы можно разделить на три основные группы:

  • те, что определяют состояние элемента;
  • те, что относятся к псевдоэлементам;
  • фиктивные классы, определяющие язык контента.

Рассмотрим же по порядку, какими могут быть псевдоклассы. Для первого подвида характерно изменение состояние элемента в зависимости от его состояния в конкретный момент. Это как было в примере выше: если по ссылке перешли, то она поменяет цвет. Сюда относят такие псевдоклассы:

  • :active. Если применить этот псевдокласс, то при нажатии мышкой на отдельный фрагмент он станет активным. Это проявится в изменении цвета, увеличении размера, или появится анимация.
  • :link. В основном применяется к ссылкам, которые пользователь еще не посещал. Они остаются неизмененными.
  • :focus. Чаще всего используют для текстовых документов, когда пользователь, установив на поле курсор, может поменять цвет текста. Иногда это используют и для изображений. Например, выставляют картинку затененную, но при щелчке она приобретает естественный цвет.
  • :hover. Когда пользователь просто наводит мышкой на определенный объект, он может поменять цвет или форму, при этом ему не нужно делать щелчок.
  • :visited. В основном этот псевдокласс предназначен для посещенных ссылок, которые меняют свой цвет на фиолетовый по умолчанию.

Новички ошибочно предполагают, что эти псевдоклассы предназначены только для ссылок, но при должном желании и фантазии изменить можно любой элемент сайта.

Специально для псевдоэлементов CSS

К этой группе селекторов относят псевдоклассы, которые могут изменить псевдоэлементы. Таким псевдоклассом является :first-child. В каскадной таблице стилей необходимо создать новый класс для :first-child и задать цвет текста или его размер. Результат будет иметь следующий вид:

  • B:first-child { color: red; }

Чаще всего это делают тогда, когда необходимо выделять несколько фрагментов текста жирным шрифтом и только начало абзаца должно отличаться.

Поэтому класс называют так же, как и тег, который отвечает за полужирный текст.

Если применить это на практике, то благодаря псевдоклассу только первый выделенный полужирным шрифтом фрагмент будет иметь красный цвет, остальные слова будут стандартного черного цвета.

Также :first-child используют, чтобы убрать отступ в первом абзаце, тогда вместо color: red; необходимо будет написать text-indent: 0;, а В заменить на Р (также обозначается тег, который отвечает за начало абзаца).

Язык контента

Псевдокласс :lang в основном применяется к текстам, которые написаны разными языками. Например, если в статье есть цитаты на языке оригинала, то для них можно задать отдельные характеристики. Синтаксис для этого кластера будет иметь следующий вид:

  • Название класса:lang (язык) {характеристики текста (цвет, шрифт, вид и т.д.)}

Что касается позиции “язык”, то он обозначается согласно принятым нормам. Например, английский – en, русский – ru, немецкий – de и т. д. Благодаря этому псевдоклассу можно изменить стиль иностранного текста во всем документе.

Выводы

Псевдоклассы и псевдоэлементы CSS – это один из тех вопросов о каскадной таблице стилей, которые вызывают трудности в понимании. Однако здесь нет ничего сложного, главное – понимать, что псевдокласс – это определенное состояние, что выполняется при оговоренных ранее условиях.

Например, при наведении курсора или щелчке мышки. Псевдоэлемент – самостоятельная часть документа, которая не входит в состав HTML-разметки, но может иметь свой стиль. Можно даже сказать, что это виртуальный HTML.

Если посмотреть на ситуацию с такой стороны, то все становится предельно простым и понятным, а с такими знаниями уже можно начинать создавать сайты.

Псевдоэлементы и псевдоклассы CSS. Контекстные селекторы — учебник CSS

Псевдоблизость и псевдообщение

В предыдущем разделе этой главы были рассмотрены четыре типа селекторов – селекторы тегов, классов, ID и групп. В этой части мы перейдем к селекторам потомков (которые также называются контекстными селекторами), а также познакомим вас с псевдоклассами и псевдоэлементами CSS.

Селекторы потомков

Когда необходимо придать стиль определенным тегам на всей веб-странице, используются селекторы тегов. Например, чтобы сделать все без исключения ссылки неподчеркнутыми, нужно записать простое правило:

a { text-decoration: none; }

А что делать в том случае, когда нам нужны подчеркнутые ссылки, но только тогда, когда они находятся в теге

? Мы могли бы создать отдельный класс и присваивать его нужным ссылкам, но это не совсем верный способ, который требует как дополнительных затрат по времени, так и места в HTML-коде. Гораздо легче использовать селекторы потомков (контекстные селекторы) и записать:

p a { text-decoration: underline; }

Если говорить простыми словами, то мы сейчас указали, что все ссылки , которые находятся в тегах

, должны быть подчеркнутыми. А на все остальные ссылки это правило не распространяется.

В этом и заключается прелесть селекторов потомков – вы можете изменять стиль, пользуясь вложенностью тегов и их родственными связями. Те, кому пока еще трудно мысленно представить картину связей, могут взглянуть на вспомогательную схему ниже, где показана иерархия HTML-тегов:

Иерархия HTML-тегов: родственные связи

Глядя на схему, легко понять родственные связи тегов – можно сказать, здесь всё обстоит так же, как у людей

Псевдоблизость

Псевдоблизость и псевдообщение

Настоящая близость начинается с диалога. Ни с обнимашек-няшек, поцелуйчиков и лайков в Фейсбуке.

Настоящая близость

Настоящая близость начинается с диалога. Ни с обнимашек-няшек, поцелуйчиков и лайков в Фейсбуке. И даже не с ласковых слов в адрес собеседника. Она начинается тогда, когда может произойти диалог – то есть где каждый может слышать и быть услышанным другим.

Кажется, что диалог – это очень просто. Просто сначала кто-то говорит, а кто-то – ему отвечает. Но на самом деле, на мой взгляд, диалог – это, порой, очень сложно. И вот почему.

Делать то, чему не учили

Способность слышать другого человека – не просто слышать слова и понимать их значение, а вдумчиво, эмпатически, включенно, как бы стать на место другого. В этот момент его понять, понять то, что он хочет сказать. И это значит, что в этот момент «оттормозить себя», отложить на некоторое время свои нужды.

И многим людям это крайне сложно делать. Ведь как можно это делать с другими, если этого, к примеру, никогда не делали со мной?

Если родители, к примеру, не слышали меня – перебивали на полуслове и навязывали что-то свое, или просто игнорировали мои детские слова как нечто «ерундовое» и глупое. Не пытались вникнуть, понять, услышать. Как я могу это же делать с другими людьми? Да никак.

Псевдообщение и псевдодиалог

В общении многих взрослых людей появляются псевдодиалоги, которые выглядят как настоящее общение, по форме, но по внутренней природе переживаний к близости не приводят. После них, обычно, ощущение одиночества, печали и потраченного времени.

Что же это за псевдообщение и как его распознать?

Я выделила несколько типов такого диалога. Возможно, вы найдете еще варианты, проанализировав свой собственный опыт. Все эти варианты, как я уже писала, в итоге должны оставлять сложный неприятный эмоциональный осадок и чувство неудовлетворенности.

1. «Моя твоя не понимать!». Этот тип псевдодиалога строится на том, что собеседник изначально искажает смысл сказанного и не уточняет деталей. Например, один говорит: «я по-разному отношусь к этим людям», а другой ему: «я понял, что ты не любишь этих людей».

Понятно, что смысл сказанного уже существенно исказился, ведь сработало внутреннее психологическое расщепление того, кто слушал. Дальше – больше. Собеседник в том же предложении начинает делать вывод из уже искаженной фразы. «А раз ты плохо относишься к ним, а я – хорошо, то мы больше не друзья!».

[attention type=green]
Например, первый участник диалога все же делает усилия для того, чтобы объяснить второму, что «да нет же, я не то хотел сказать, я хотел сказать вот это и это», шансы быть услышанным увеличиваются.
[/attention]

Но второй собеседник может не поддержать этот сигнал, и сказать «да все я понял, нечего мне объяснять», и тогда ощущение бессилия первого и злости и обиды второго останется в «сухом остатке». Люди не встретились, они не были близки, не были в контакте. Хотя и разговаривали какое-то время.

В данном примере получилось, что первый собеседник был как бы более устремлен на то, чтобы быть услышанным и правильно понятым. И он делал шаги к близости и контакту со вторым. Бывает, что оба – и первый, и второй искажают услышанное, и в итоге получается настоящая каша и в осадке – взаимные обиды, злость и даже ярость.

2. «Забрасывание вопросами». Есть большое отличие, если собеседник уточняет, правильно ли он понял (и тогда это создает контакт и диалог), и если под маской уточнения он пытается проявить агрессию к другому.

Конечно, любой вопрос к человеку – это уже само по себе агрессивное действие. Но мера и сила этой агрессии может быть разной.

Ведь орешек можно расколоть, к примеру, молоточком аккуратно – и съесть сердцевину, а можно – разбить вдребезги.

Вот и тут: можно аккуратно уточнять детали, а можно навязчиво «докапываться». Например, «я хочу покушать» ,- говорит кто-то, а другой ему – «хм, а ты точно хочешь? А как ты хочешь покушать, а зачем ты это хочешь сейчас?». После тирады вопросов первый может реально засомневаться, хочет ли он дальше кушать или уже нет.

И тогда он остается неуслышанным и, конечно, не понятым. Это простой пример. В жизни часто подобное происходит по более абстрактным вопросам – когда кто-то выражает, к примеру, свое мнение, отношение к чему-то.

Пресловутый «психологический» вопрос «а зачем тебе это?», сказанный в обычном общении, не что иное, как отыгрыш агрессии к собеседнику и попытка проигнорировать его, заняв как бы более «высокую» позицию в общении.

3. «Контр-аргументы». Когда что бы не сказал другой используется для того, чтобы сформировать свой анти-взгляд на вещи. Тут совсем не важно, что говорится. «Я люблю яблоки» или «Я хотел бы прочитать эту книгу».

Собеседник находит сразу массу аргументов, почему яблоки – это не то и книга эта – не стоит внимания. «Ученые недавно доказали, что яблоки совсем не полезны, а вот груши – да. Почитай!». Или «есть намного более умная литература, а это – не модно/не умно/полный бред/поверхностно и т.д».

Цель собеседника – не диалог, а игра в самоутверждение. Обычно, от внутреннего страха и неуверенности.

4. «В огороде – бузина, а в Киеве – дядька». Это такое себе «параллельное общение». Один сказал что-то о себе, потом другой ему тоже что-то о себе, не связанное с посланием собеседника. Вот ты меня выслушал, теперь я тебя.

Цель – просто что-то «порассказать». Отреагировать эмоции. А что там именно…не так важно. Я тебя как бы послушаю, зато потом буду иметь «моральное право» на то, чтобы слушал меня ты. Вроде поговорили.

Но, на самом деле, никому до жизни другого, может, и дела нет никакого…

Кто способен к диалогу

К диалогу обычно способны уверенные в себе люди. Ведь у таких высказывание другого человека, даже если оно не сочетается со своим мнением, не является угрозой и не разрушает картину мира или «образ Я». Оно является некоторой альтернативой, к которой можно проявить интерес. И – выбрать приближаться дальше или найти другие зоны интереса.

Когда другой – «лабораторная крыса»

Важно сказать про такой интересный процесс, как попытки пробраться в голову другого человека, обходя его свободу воли. «А что же он думает на самом деле?» – спрашивает девушка у психолога/таролога/экстрасенса.

Но только не у своего парня! Он ведь правду-то не скажет, обманет! И что же это за отношения, что нужно все выискивать через какие-то интерпретации поведения, а не доверяя и узнавая у самого его автора? Он носит зеленую майку, значит он – интроверт. А в красной – экстраверт.

И ищут люди миллион объяснений, так и не встречаясь в диалоге, живом и подлинном, с другим человеком.

«Я смотрю, ты руки скрестил, наверное, от чего-то защищаешься», – говорят «продвинутые» пользователи психологических сайтов. И не очень понимают, что пытаются активно внедриться на территорию, куда их не понятно, приглашали ли.

Много радости вам, к примеру, приносило, когда все кому не лень – учителя, родители, одноклассники – пытались определить, какой же вы?! Мальчик хороший – мальчик плохой. Очки носит – очкарик, горбится – неуверенный, улыбается – молодец.

Все время под микроскопом, все время препарируют тебя, как крысу.

Хорошо бы информацией, которую вы получаете о человеке косвенным образом, правильно и аккуратно пользоваться.

Во время консультации психотерапевта такого рода интервенции, вопросы, предположения или интерпретации с его стороны, уместны. Там уже заранее дано согласие клиента на некоторое «препарирование» его психики. Для этого и созданы безопасные условия клиент-терапевтических отношений, психотерапевт много лет учится аккуратно обращаться с этим инструментарием.

В обычном общении без спросу становиться психологом другому – попытка нарушить его границы, агрессивно «вломиться» на его территорию. И это качественно отдаляет от диалога, от близких и доверительных отношений.

Как быть в диалоге

Чтобы построить подлинный диалог, необходимо искать в себе ресурс слушания. Слушания и контейнирования (собирания, удерживания) тех эмоций и мыслей, которые возникают в ответ на высказывание собеседника. Они тоже будут иметь место, но позже.

А сейчас – важно «впечатлиться», понять, что другой хочет сказать. И уже потом решать, какое мое к этому отношение. И то, что важно – сказать в ответ. Подлинный диалог оставляет в душе чувство наполненности и удовлетворенности, радости, благодарности. Даже в случае, если мнения или потребности не совпали.

Быть в контакте и диалоге хорошо можно научиться на психотерапевтических группах, где собираются участники именно для того, чтобы исследовать все сбои в коммуникации друг с другом.

В индивидуальной терапии можно разбирать то, как же сформировалась привычка игнорировать другого человека и, соответственно, себя самого. И как выбрать изменить это. опубликовано econet.ru

Елена Митина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.