Зачем ребенку нужен отец — точка зрения психотерапевта

Содержание

Зачем ребенку нужен отец? С точки зрения психотерапевта

Зачем ребенку нужен отец — точка зрения психотерапевта

Общеизвестен факт, что в России треть семей представлены одиноким родителем с ребенком. Больше 80% таких родителей — мамы. То есть где-то четверть детей растет вообще без отца.

Еще треть из тех, у кого он вроде бы есть, видят его крайне редко и общаются с ним меньше десяти минут в день. Большая часть отцов (более 65%) — с радикалом индифферентности.

Это значит, попросту, что они безразличны к ребенку.

То есть многие девочки и мальчики в качестве отцовской фигуры имеют пустое множество. И многие мамы резонно говорят: “Да зачем вообще он нужен? Справлюсь и без него!”

Зачем нужен отец?

Зачем он нужен — хороший и важный вопрос. Разумеется, у ребенка нет потребности во втором родителе, непременно мужчине.

Точно также нет необходимости, чтобы ребенка воспитывала именно биологическая мама: если сразу же после рождения ребенка передают в руки любящей, но не биологической семьи, катастрофы не будет.

Отцовская фигура вполне может быть замещена вторым любящим взрослым — бабушкой, дедушкой, крестным или другим партнером мамы.

Именно второй взрослый очень важен для ребенка!

И всем было бы проще и лучше, если бы на месте этого второго взрослого был хороший, адекватный, любящий папа. Которого обычно у нас нет.

Что происходит с девочкой, которая не видит рядом с мамой второго любящего, безопасного человека? Или если этот человек безразличен к ней? Все очень просто: она адаптируется. Говоря русским языком: привыкает. Такая структура семьи становится для нее базовой и понятной.

Даже если сама мать этой девочки считает такую семью плохой и транслирует это всем вокруг (например, в высказываниях “Да он козел! Да он скотина” или “Твой отец нас бросил”, или “Да если бы я вышла замуж за нормального мужчину” и так далее), включая девочку, ребенок привыкает именно к этой модели семьи.

Дальше он может либо активно от нее бежать (потому что очень страшно оказаться в такой ловушке), либо по умолчанию строить именно ее. Этот парадокс обычно приводит к тому, что взрослые, самостоятельный работающие девушки рядом с мужчиной включают очень противоречивый сценарий: “Я такая хрупкая, нежная, теплая, заботливая, ТОЛЬКО ПОПРОБУЙ СДЕЛАТЬ ЧТО-НИБУДЬ НЕ ТАК, СБЕГУ!”

Что растет на пустом месте

Очень часто клиентские женские запросы про “как выйти замуж” связаны с двумя вещами: желанием быть социально приемлемой (выйти замуж до тридцати, родить ребенка, “сходить замуж”, не быть одной и так далее) и большим страхом (он меня разлюбит, он мне изменит, я останусь одна с ребенком, придется пахать и дома и на работе). Очень тяжело бывает пойти с клиенткой дальше страха и конформизма и обсудить идею, зачем вообще нужен партнер, если речь не идет о совместных поездках или появлении ребенка.

Часто благодаря этому выбранный-таки мужчина оказывается:

безразличным (девушка скорее заметит социальный жест “пришел с цветами”, чем то, что мужчина откровенно зевает на историю о том, что ее пытался ограбить обнаженный бульдозерист)

незаинтересованным в детях (он говорит “было бы прекрасно, чтобы появились дети… я прихожу домой: они мне радуются”, и девушка счастлива. Впоследствии она узнает, что это и есть все, что мужчина готов принять от детей, и — в общем — все его варианты проведения времени с ними)

неумеющим отличать свои потребности от потребностей пары (например, на втором-третьем свидании заказывает все на свой вкус, не спрашивая девушку, а потом также ведет бюджет, покупая на совместно накопленные деньги домик на озере под Орском, не обращая внимания, что его девушка ненавидит Орск и все, что с ним связано, ведь – “ЭТО ЖЕ ТАК ЗДОРОВО”)

не интересующимся ее временем и ресурсами (на встречи опаздывает на полчаса, не извиняясь, а потом также постоянно обещает придти пораньше, чтобы забрать сына из садика, но каждый раз — не судьба; на первом свидании берет ее телефон, чтобы позвонить, не спрашивая, а затем — закладывает ее машину в ломбард, чтобы начать собственное дело)

И девушкам бывает трудно заметить, насколько эгоистичен, безразличен, не заинтересован, а порой и откровенно груб и отвратителен их партнер — потому что это именно то, к чему они привыкли.

Одна из моих клиенток была так заинтересована в том, чтобы быть хорошей девочкой с мужем, что пропустила, что ее муж — поправившийся на семьдесят килограмм алкоголик-наркоман, который живет на ее деньги.

Хороший отец (или хотя бы дедушка или дядя) дает своим дочерям понимание о том, что такое пара, живущая в заботе, любви и безопасности.

Всем девочкам, у которых не было такого опыта, очень важно попробовать поймать это ощущение в каких-то других отношениях — на работе, в дружбе, в спортивной команде. Собирать — пусть и по кусочкам — этот пазл.

Чтобы не “тянуть лямку по привычке” – так, как тянули их мамы и бабушки, а если уж и вступать в отношения — то с тем, кто сделает их жизнь по-настоящему лучше.

Адриана Имж
Shutterstock

Живые истории: 5 фраз, которые моментально разрушили отношения отчима и ребенка

Зачем ребенку нужен отец — точка зрения психотерапевта

Конфликт отцов и детей — ситуация напряженная. Что уж говорить, если речь идет не о родном отце, а об отчиме! В таком случае даже небольшие стычки и ссоры могут привести к серьезному конфликту как с ребенком, так и между взрослыми.

Мы нашли пять историй, которые иллюстрируют, как отчиму не надо разговаривать с ребенком. Заметьте, мы не брали случаи, где отчим бьет детей или унижает — такое отношение очевидно недопустимо. Наши ситуации могут произойти в любой семье.

  

1. «Мне неинтересно то, чем ты занимаешься, поэтому давай так: я не запрещаю, ты справляешься сам»

Марина, 32 года: «Когда появился мой второй муж, сыну уже было 9 лет — взрослый человек. Он очень увлекался карате, и я надеялась, что новый папа и сын найдут на этой почве общий язык — спорт мальчишеский, вроде как обоим должно быть интересно.

Но после того, как мы начали жить вместе, сын стал замкнутым, неохотно ходил на тренировки и, как я узнала от тренера позднее, стал реже появляться. Набралась смелости и поговорила с сыном: оказывается, мой новый муж сказал, что ему неинтересно карате («вот хоккей — это спорт!»).

Далее последовал серьезный разговор с мужем и поиск общего хобби, но первоначальное впечатление от отчима у ребенка было испорчено».

Почему это неправильно и как быть: такая резкая (хоть и честная) реакция отчима мгновенно разорвала возможную эмоциональную связь с ребенком. Отцовство — это больше чем просто бесконфликтное сосуществование рядом. Это всесторонняя поддержка, и Марина поступила мудро, взяв ситуацию в свои руки: найти общее хобби — хороший вариант выхода из сложившейся ситуации.

2. «Ты должна называть меня папой» или «Теперь я — твой папа»

Ирина, 38 лет: «Моему любимому мужчине было принципиально, чтобы моя дочь от первого брака называла его папой. Она была уже школьницей и родного отца знала — мы развелись, когда ей было 4, я не препятствовала их общению.

Дочь встала в позу, и мне пришлось выбирать, на чью сторону встать. В итоге я выбрала сторону ребенка, и мужчина через какое-то время разорвал со мной отношения.

Думаю, я тогда приняла правильное решение, ничего бы хорошего из нашего брака не вышло».

Почему это неправильно и как быть: первое, с чего начинают психологи, говоря о взаимоотношениях отчима и ребенка, — не заставлять детей называть папой по сути малознакомого им человека.

В данном случае мужчина решил выступить в роли доминатора, и здорово, что мама не пошла у него на поводу.

Стремление мужчины устанавливать свои правила и следить за их исполнением вопреки воле домочадцев рано или поздно стало бы причиной ссор и испорченных отношений не только у отчима с ребенком, но и у мамы с дочкой.

3. «Я возьмусь за твое воспитание!»

Елена, 28 лет: «Отчим свалился на меня в день двенадцатилетия как снег на голову: мама просто сказала, что теперь мы будем жить вместе.

Я понимала, что мама его любит, конечно, хотела, чтобы она была счастлива, поэтому сначала спокойно воспринимала его частые поучения (не так помыла посуду, не туда сложила вещи, слишком мало времени провела за уроками).

Примерно через год меня начало это напрягать, когда я попыталась поговорить с ним, он сказал: “Мама распустила тебя, но я за тебя возьмусь!” Вот тут я поняла, что добрых приятельских отношений не получится. Так и вышло: мы до сих пор друг друга не переносим». 

Почему это неправильно и как быть: еще одна ситуация доминирования, которая вовремя не разрешилась, и эти отношения уже сложно спасти. Обучение ребенка бытовым навыкам, конечно, задача родителей, но даже замечания от родных пап дети часто воспринимают негативно, что уж говорить об отчиме? Тем более что здесь еще и критика мамы (мол, мама плохо умеет воспитывать).

Правильно было в самом начале маме с отчимом обговорить такие щекотливые моменты, как хозяйственное воспитание взрослой дочки. Возможно, Елене самой стоило вызвать родителей на этот разговор или хотя бы обсудить вопрос с мамой. Кстати, по данным исследований, девочки хуже мальчиков адаптируются в повторном браке родителей, и наладить их отношения с новым папой бывает труднее.

4. «Твой родной папа — неудачник»

Вадим, 20 лет: «Помню, что сначала с отчимом все было хорошо: он часто дарил подарки, учил меня плавать и говорил всем, что я — большой молодец. Это было приятно, и я думал, что мы друзья.

Но однажды, когда наш разговор зашел о моем отце, он сказал: “Твой отец — неудачник, поэтому родители и развелись”. Я не знаю, почему мама с папой расстались, но тогда мне стало обидно. Как будто меня самого назвали неудачником.

Поговорил с мамой — она сказала, чтобы я не брал в голову, но ощущение неприятное до сих пор».

Почему это неправильно и как быть: причиной этой ситуации стали сразу и мама, и отчим. Мама не обсудила с сыном историю родного отца — мальчик построил его образ из собственных догадок и представлений. Отчим оскорбил то светлое представление, которое сформировалось у ребенка. 

Одно из важных правил для отчима: никак не комментрировать отношения мамы и родного отца ребенка. Это их личное дело, даже если со слов женщины она во всем права, а первый муж действительно неудачник. Везде имеют право на жизнь две точки зрения.

5. «Да я в твои годы учился только на одни пятерки! А ты?» (и любое другое сравнение с собой)

Александр, 31 год: «Отчим появился, когда мне исполнилось 14 лет. Трудный возраст, а тут еще и это. Что поделать? Мне оставалось лишь принять маминого друга. И тут началось.

Дня не проходило без того, чтобы он не отметил, насколько я хуже него. И учусь не на пятерки, и в спорте не чемпион, и девушки еще нет. Мне сейчас кажется, что он так пытался самоутвердиться за мой счет и еще ревновал маму ко мне.

Ругались мы, конечно, ужасно». 

Почему это неправильно и как быть: вместо того, чтобы стать взрослым другом (как это должно произойти в идеале), мужчина начал соперничать с ребенком за внимание женщины.

Возможно, ему не хватало любви подруги, но такое общение с ребенком начисто лишило его авторитета в глазах пасынка.

Ревность встречается и в обратной ситуации: когда ребенок считает, что мама стала уделять ему мало внимания.

В описанном случае странно, что мама не заметила этого соперничества. Именно женщина здесь должна привести всех за стол переговоров и задуматься о равном распределении внимания для всех членов семьи.

Все начинается с выбора партнера мамой.

Мария Кулакова Практикующий психолог, семейный системный психотерапевт

Именно мама в данном случае является главным носителем семейных ценностей, поэтому ее задача не должна сводиться к позиции только наблюдателя: «Сложатся отношения у ребенка и моего партнера — и решу, подходит он мне для семейной жизни или нет». 

Имеет смысл еще до встречи нового отца с ребенком обсудить с партнером, как он видит свое общение с сыном или дочкой: какое участие он хотел бы принимать в воспитании, как будет себя вести, если что-то пойдет не так.

Например, что все свои разногласия взрослые будут решать наедине, не в присутствие ребенка. Будет ошибкой считать, что мужчина лучше понимает потребности мальчика, чем его мама.

Ведь мальчики тоже бывают разные, детство у мальчиков бывает разным. 

И еще один важный момент: первое впечатление не обязательно должно стать решающим в отношениях отчима и ребенка. Ведь если взрослый мужчина готов признать свою ошибку, извиниться — у этих отношений точно есть будущее!

Как консультация детского психолога может навредить. Статья. Воспитание ребёнка. Самопознание.ру

Зачем ребенку нужен отец — точка зрения психотерапевта

Виктория Романова вспоминает три ужасных случая из своей практики.

Родителям иногда кажется, что исправить отношения с детьми поможет только консультация детского психолога. К сожалению, найти грамотного профессионала очень сложно. Многие недобросовестные психологи просто выкачивают из родителей деньги. Но самое страшное, что некомпетентные советы могут нанести ребёнку серьёзный вред. Я видела последствия такой “помощи”. Поверьте, это ужасно.

“Предупреждаю, он маленький дьявол”

Ко мне привели 7-летнего Тимура. У ребёнка были приступы неконтролируемой агрессии. Он издевался над домашними животными: кошкой и собакой.

В плохом настроении поднимал руку на свою маленькую сестрёнку, грубил, не слушался взрослых.

А ещё его речь изобиловала нецензурными словами. Он мог ответить матом не только родителям, но и незнакомым людям…

Конечно, родители пытались решить проблему. Обращались к специалистам, давали мальчику успокаивающие отвары, но ситуация в семье лучше не становилась.

И тогда мама Тимура пришла ко мне на консультацию, в надежде на чудо. Я расспросила её о семье, воспитании.

Спросила, помогла ли консультация детского психолога понять причину агрессии мальчика. Ответ меня испугал и заставил задуматься.

Оказалось, что причины неадекватного поведения ребёнка вообще никто не искал. А маме посоветовали в ответ на вспышки гнева сына отвечать криком! Отвечать агрессией на агрессию! Я была просто в шоке!

Я попросила маму оставить нас вдвоём с Тимуром. Выходя, она перекрестила меня со словами: “Ну, с Богом. Я передаю его вам на терапию. Только я вас предупреждаю, что он маленький дьявол. Не знаю, что с ним делать…”. Я просто потеряла дар речи… За 20 лет работы с детьми и подростками я много чего слышала, но такое…

Сила любви

Когда мы остались наедине, я внимательно изучила Тимура. И увидела мальчика со светлым, открытым взглядом. Проведя энергетическую диагностику, я поняла, что передо мной добрый, ранимый и очень несчастный ребёнок. Не знаю, почему это не выявила консультация детского психолога.

Я пригласила коллег, и мы провели круговую молитву “Поле любви”. Мы встали вокруг мальчика и начали говорить Тимуру добрые, ласковые, искренние слова. Сначала он очень растерялся.

В мальчике проснулась агрессия, он ужасно ругался, пытался убежать. Но мы не останавливались, только подбирали нужные слова, чтобы снизить градус его злости.

И через некоторое время Тимур разрыдался… Мы начали его обнимать и успокаивать.

Дети чувствуют искренность и любовь. И больше всего нуждаются именно в этом.

Когда Тимур успокоился, он сказал, что мама никогда ему не говорила, что любит его. Никогда!

В это невозможно поверить, но в семье не принято было проявлять любовь.

Я пригласила маму на индивидуальную консультацию. Рассказала ей, что значит для такого чувствительного ребёнка любовь, и как важна родительская поддержка. К счастью, она приняла эту информацию и осознала допущенные ошибки.

Одной из которых была консультация детского психолога. Увы, такое случается. Конечно, мы все иногда ошибаемся.

Но люди, которые работают с детьми, должны понимать: один неправильный совет может разрушить чью-то только начавшуюся жизнь. Это страшно…

Чтобы исправить все ошибки, мне понадобилась не одна встреча с семьёй Тимура. На семинарах мы вместе учились принимать и дарить любовь. Поверьте, не все это умеют.

Сейчас Тимур — гордость и радость мамы. Вспышки агрессии исчезли полностью. Он трепетно заботится о сестрёнке, а недавно принёс с улицы котёнка со сломанной лапкой. Новый член семьи уже поправился и обожает своего юного спасителя.

Я счастлива, что смогла помочь этой семье.

Подросток-игроман

Другая история будет особенно полезна родителям подростков. Ко мне обратилась Влада, мама 13-летнего Олега. Парень с головой ушёл в компьютерные игры. Он буквально не расставался с планшетом. Естественно, успеваемость в школе резко упала.

Мальчик стремительно набирал вес, потому что совсем перестал гулять и двигаться. Родителей он просто игнорировал.

Мог играть всю ночь, а утром его невозможно было разбудить.

Знакомая ситуация, правда? Что же сделала Влада? Нет, она не прочитала нашу статью про правильное воспитание детей. Она обратилась к школьному психологу. Но консультация детского психолога не помогла.

Потому что специалист дал неправильный совет. Родителям велели срочно отобрать гаджет у ребёнка. Когда Влада попыталась это сделать, Олег ответил дикой агрессией. Он ударил мать с такой силой, что она упала и сломала руку.

А на её лице ещё несколько недель “красовался” ужасный синяк…

Но самое страшное, что теперь в семье была не только проблема с игровой зависимостью сына, но образовалась огромная эмоциональная пропасть между родителями и ребёнком. Обида, злость, полное непонимание друг друга.

Я всегда говорю родителям, оказавшимся в подобной ситуации, что нужно быть внимательными к чувствам своих детей. Не нужно отнимать гаджеты, тем более силой. Но постепенно сокращать время, проведённое в интернете, — это хороший вариант.

И обязательно подбирайте замену виртуальному миру! Подарите ребёнку яркие, запоминающиеся на всю жизнь эмоции. Проводите с детьми всё свободное время, но не дома перед телевизором, а активно.

Совместные вылазки на природу, на экскурсии, активный спорт — вариантов очень много.

Влада и Олег прошли у меня совместный курс терапии, я помогла вернуть доверительные отношения в этой семье. Парень записался на занятия по робототехнике, ему очень нравится. Про планшет и игры даже не вспоминает.

“Эффективный” электрошок

Чаще всего ко мне обращаются родители подростков. Самый сложный возраст, целый клубок проблем, страхов, разочарований… Ужас в том, что иногда это заканчивается фатально…

Ко мне пришла Кристина с просьбой спасти её 16-летнюю дочь. Варя сделала несколько попыток покончить с собой…

Тоненькая, бледная Варя отводила от меня огромные карие глаза. Она тихо повторяла одно и то же. Что хочет умереть, не видит смысла в жизни, и все вокруг предатели… Мы долго беседовали, и я увидела за озлобленностью — одиночество и боль. Девочка, как оказалось, много рисовала и читала, очень чутко воспринимала окружающий мир и его несовершенство.

Но самую большую боль она испытала от того, что ей приходилось скрывать свой дар. Она умела предсказывать будущее.

Первый раз, когда она сказала маме о предстоящем горе в доме соседей, ей было всего 5 лет. Кристина не поверила и решила, что дочери нужна консультация детского психолога. “Специалист” отмахнулся, мол, всё это детские выдумки. Дескать, все они в таком возрасте фантазеры.

Через несколько лет Варя рассказала, что её учительницу избивает муж и любимую Аллу Станиславовну нужно спасать от тирана. Нет, конечно, учительница не говорила об этом детям. Она никому не рассказывала о том ужасе, в который превратился её брак. Внешне всё выглядело нормально. Но Варя почувствовала ауру насилия и попросила маму о помощи.

Кристина испугалась. Настолько, что положила дочь в психиатрическую больницу на три месяца! Можете себе представить?! Когда я впервые об этом услышала, у меня волосы на голове встали дыбом. Как можно собственного ребёнка посадить на сильнейшие транквилизаторы и “полезные” сеансы электрошока?! Я до сих пор не могу сдержать слёз, когда вспоминаю эту историю…

Счастливый случай

Понятно, что психушка “помогла” так же, как и когда-то консультация детского психолога. То есть никак.

Девочке стало хуже. Она замкнулась, ушла в себя, ни с кем не общалась. Перестала учиться и… есть. Закончилось тем, что её увезли на “скорой” с подозрением на анорексию. А после больницы Варя первый раз попыталась уйти из жизни.

От страха за дочь Кристина сама чуть не сошла с ума. Она не знала, что делать, к кому обратиться за помощью. То бежала в церковь, молилась и ставила свечки. То ходила на приём к гадалкам. К каким-то ещё шарлатанам…

В конце концов, счастливый случай привёл Кристину ко мне. После полной диагностики Вари я убедилась, что девочка психически абсолютно здорова.

Мы составили график посещения индивидуальных и совместных занятий для Вари и Кристины. Это был долгий и сложный процесс. Но, слава Богу, у этой истории счастливый конец. Сейчас я часто встречаю Варю у нас в Академии.

Она совсем не похожа на ту бледную тень самой себя, которую я увидала три года назад. Вид у неё цветущий и радостный.

Учится в мёде, встречается с парнем и всегда, в любой ситуации знает, что мама её поддержит и примет любое её решение.

Дорогие родители! Чтобы не попасть в ситуации, о которых я сегодня рассказала, я советую вам только одно: станьте для ребёнка лучшим другом и опорой. Берегите его, поддерживайте во всём и обязательно показывайте свою любовь к нему. Обнимайте, целуйте, говорите, как вы его любите. Ваша любовь, а не модный гаджет или очередной кружок — вот что нужно вашему ребёнку!

Поставить мозги на место. Как выбрать подходящего психотерапевта

Зачем ребенку нужен отец — точка зрения психотерапевта

Многие люди не понимают разницы между психологом, психиатром и психотерапевтом. Психолог — это специалист, закончивший вуз по специальности «психология». Он разбирается в «устройстве» здоровой личности и может помочь при решении конкретных проблем (например, кризис среднего возраста или внутрисемейный конфликт).

Но у психолога нет медицинского образования, он не может выписывать лекарства и не владеет навыками психотерапии, поэтому в случае психического расстройства он не сможет оказать квалифицированную помощь.

В рамках профессии есть специализация «клинический психолог» — он разбирается в симптомах психических расстройств и может сказать, когда уже пора обращаться за психиатрической помощью. Но сам не может ни ставить диагноз, ни выписывать таблетки.

Психотерапевт, по официальным российским стандартам, должен иметь медицинское образование. Обычно это врачи, которые минимум три года работают психиатрами, а потом проходят переподготовку по специальности «психотерапия».

Психотерапевтические техники рассчитаны на работу с более глубокими личностными проблемами и предполагают курс лечения длиной от нескольких месяцев до нескольких лет. Психотерапия может помочь как справиться с низкой самооценкой и перфекционизмом, так и вылечить депрессию, тревожные и другие расстройства.

Кроме того, психиатрическое образование терапевта позволяет ему выписывать лекарственные препараты. Часто имеет смысл сочетать «разговорную терапию» с таблетками. Но есть нюанс: дипломированные психологи тоже часто заканчивают курсы переподготовки по психотерапии.

Такие специалисты могут успешно лечить проблемы здоровой психики, но если вы подозреваете у себя какое-либо расстройство, лучше обратиться к психотерапевту с медицинским образованием.

И наконец, есть психиатры, которые работают как в государственных заведениях, так и в частном порядке. Они могут и консультировать, и ставить диагнозы, и лечить — таблетками, без психотерапии.

Психиатры меньше разбираются в нюансах чужого богатого внутреннего мира, зато более эффективны в лечении серьезных проблем.

Так что к их услугам лучше прибегать как к «тяжелой артиллерии» — если замечаете очень резкие скачки настроения и мышления, суицидальные намерения и склонность к самоповреждению, бредовые идеи и галлюцинации.

С так называемой «малой психиатрией» — заболеваниями, при которых человек не выглядит странно и сохраняет довольно адекватное отношение к реальности (например, депрессии, тревожные расстройства, расстройства личности) лучше идти к психотерапевту с медицинским образованием: он при лечении будет более чутко относиться к индивидуальным особенностям пациента.

Как вообще работает психотерапия

Главный вопрос, который заботит любого человека, задумавшегося о психотерапии: «Как понять, что я не зря трачу деньги?».

В отличие от таблеток, эффективность которых могут проверить слепые рандомизированные плацебо-контролируемые исследования (это когда ни испытуемый, ни тот, кто дает лекарство, ни тот, кто следит за экспериментом, не знает, пустышка это или нет), с психотерапией этот фокус не пройдет.

Но психотерапевт не может не знать, что он делает с пациентом — в данном случае «пустышку» придумать невозможно. Кроме того, не очень понятно, по каким показателям отслеживать эффективность — вы не можете измерить психическое состояние градусником.

Даже если не только сам пациент субъективно отмечает разницу, но и все знакомые видят улучшения, сложно сказать, что именно изменилось и на сколько процентов. Поэтому с точки зрения доказательной медицины позиции у психотерапии довольно шаткие, если не считать одной школы — когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) и производных от нее методик. КПТ, о которой мы еще расскажем подробнее, рассчитана на конкретные «мишени» (навык или состояние — например, борьбу с беспочвенной тревогой) и ограниченные сроки лечения.

Но и другие виды психотерапии, по отзывам пациентов, могут приносить большое облегчение. Конечно, в какой-то степени это лотерея — многое зависит от так называемого «психотерапевтического альянса», то есть от того, насколько вы с доктором окажетесь на одной волне и сможете эффективно сотрудничать.

Помимо квалификации терапевта, тут играют роль и индивидуальные особенности, и запрос пациента (который, кстати, лучше попытаться заранее сформулировать максимально четко).

Если вы, условно говоря, «хотите на ручки», то есть вам в первую очередь требуется эмпатия и принятие, вам может не понравиться сеанс с терапевтом логического склада, если вы, наоборот, очень рациональны, у вас может вызвать некоторый скепсис анализ снов, диалоги с отсутствующими родственниками и другие творческие подходы (впрочем, это не значит, что не стоит пробовать что-то нетипичное, но важно, чтобы это было достаточно комфортно для вас). Важна и чисто человеческая симпатия: чтобы с доктором было уютно и безопасно, чтобы вам были приятны его манеры, голос и чувство юмора. Хотя стоит помнить, что с терапевтом вас связывают деловые отношения (для вашего же блага) и все, что выходит за их рамки, нарушает профессиональную этику.

В общем, гарантированного эффекта психотерапия не дает, но есть хорошие шансы улучшить свое состояние, если с самого начала занимать проактивную позицию — решить, чего конкретно вы хотите, как лично для себя будете оценивать прогресс, какая школа психотерапии вам ближе, хотите ли вы сочетать разговоры с таблетками или нет. Если после пары-тройки занятий вы чувствуете, что психотерапевт вам не подходит, ищите другого.

Основные школы

Когнитивно-поведенческая — самый краткосрочный вид терапии, обычно курс длится 4–6 месяцев. И пока что самый эффективный с точки зрения доказательной медицины — из-за того, что у КПТ самые четкие критерии успеха.

А все потому, что психотерапевт тут сосредоточен не на подробном анализе чувств, травм и опыта пациента (глубину инсайта не измеришь), а на том, чтобы научить его осознанности и сделать его текущее поведение более эффективным.

На первый план выходит работа с негативными автоматическими мыслями, которые мешают объективно оценивать реальность: страхами, самокритикой, перфекционизмом и т. д.

Один из пионеров когнитивной психотерапии, американский психиатр Аарон Бек утверждал: «Человеческие мысли определяют его эмоции, эмоции обуславливают соответствующее поведение, а поведение в свою очередь формирует наше место в окружающем мире. Дело не в том, что мир плох, а в том, как часто мы видим его таким».

Для преодоления таких мыслей используются разные инструменты: переоценка (поиск альтернативных причин проблемы), децентрация мышления (борьба с ощущением, что вы находитесь в центре всеобщего внимания, хорошо помогает от социальной тревожности), сознательное самонаблюдение, практические тренировки новых, более полезных способов поведения, позитивное воображение (заменяем тревожные сценарии на более приятные).

Диалектическая поведенческая терапия была создана около 1987 года американским психологом Маршей Линехан и рекомендуется в первую очередь для людей с расстройствами настроения и проблемами в поведении (селф-харм, суицидальные наклонности, алкогольная и наркотическая зависимость, расстройства пищевого поведения).

Это разновидность когнитивно-поведенческой терапии, сочетающая классические методы школы с концепциями устойчивости, принятия и осознанности, позаимствованными из буддистских медитативных практик. Терапевт скорее выступает в роли союзника, чем советчика, он одновременно демонстрирует принятие эмоций пациента и показывает лучшие поведенческие альтернативы.

Индивидуальная терапия обычно сочетается с групповыми занятиями.

Психоанализ — эта школа основана на теориях Фрейда. Здесь главная цель в том, чтобы помочь человеку исследовать свое бессознательное и достичь целостности, разрешив внутренние конфликты.

С помощью техники свободных ассоциаций (пациент проговаривает все мысли, приходящие в голову, не задумываясь об их логичности, ценности и уместности) психоаналитики стараются обойти психзащиты, подавляющие мысли и чувства, которые человек считает предосудительными.

Терапевт ищет ассоциации и направления мысли, которые вызывают у пациента большое внутреннее сопротивление, и помогает их интерпретировать.

Как любое глубокое исследование, психоанализ требует времени — терапия может занимать долгие годы, и акцент делается на процесс, а не результат. Это главная претензия сторонников когнитивно-бихевиористского направления к психоанализу.

Гештальт-терапия фокусируется на вопросе: «Что происходит с человеком прямо сейчас и как это изменить?» Само слово «гештальт» в переводе с немецкого означает «структура», «образ», «форма», а с точки зрения психотерапии — это некий целостный образ действительности, включающий как личность пациента, так и окружающую среду (при этом они взаимно влияют друг на друга). Контактируя с окружающей средой, человек удовлетворяет свои потребности, те объекты, которые связаны с этими потребностями, выходят на первый план, превращаясь в «фигуру», выделяющуюся из фона. Когда потребность удовлетворена, эти объекты снова превращаются в «фон» и внимание переключается на что-то другое. Незавершенные процессы, связанные с неудовлетворенными потребностями, и создают перекосы в психике. Гештальт-терапевт помогает клиенту найти баланс между импульсами, эмоциями и рациональным началом, осознавая свои ощущения «здесь и сейчас». Средняя продолжительность этого вида терапии составляет до двух лет.

Экзистенциальная терапия, как можно понять по названию, ставит во главу угла смысл существования пациента.

Ее цель — развить в пациенте способность быть честным по отношению к себе и ответственно подходить к любому выбору в своей жизни.

Это хороший вариант для тех, кто и во взрослом возрасте не может смириться с тем, что жизнь сурова и несправедлива, или очень боится выйти из зоны комфорта — в таких ситуациях экзистенциальная терапия может дать мощный толчок к развитию.

Зачем ребенку нужен отец? С точки зрения психотерапевта – СМИ для думающих – медиаплатформа МирТесен

Зачем ребенку нужен отец — точка зрения психотерапевта

Общеизвестен факт, что в России треть семей представлены одиноким родителем с ребенком. Больше 80% таких родителей — мамы. То есть где-то четверть детей растет вообще без отца.

Еще треть из тех, у кого он вроде бы есть, видят его крайне редко и общаются с ним меньше десяти минут в день. Большая часть отцов (более 65%) — с радикалом индифферентности.

Это значит, попросту, что они безразличны к ребенку.

То есть многие девочки и мальчики в качестве отцовской фигуры имеют пустое множество. И многие мамы резонно говорят: “Да зачем вообще он нужен? Справлюсь и без него!”

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.