Зачем я уехал из мегаполиса в деревню

Содержание

Переезд в мегаполис: стоит ли переезжать в большой город из провинции – мнение бывалых

Зачем я уехал из мегаполиса в деревню

Достойная заработная плата, высокий уровень жизни, все грани возможностей – именно такие ассоциации возникают у большинства девушек при слове «мегаполис».

Все больше и больше молодежи из провинциальных городков склоняются к переезду в крупный город.

Так ли все радужно в этих «муравейниках»? Стоит ли переезжать из маленького города в густонаселенный район? Где жить лучше: в провинции или большом городе? Взвешиваем все «за» и «против».

Стоит ли игра свеч: с чем придется столкнуться при смене места жительства

Прежде всего, при размышлениях стоит ли переезжать в большой город из маленького, задайте себе вопрос: «зачем я еду»? Насколько спонтанное это желание? Является ли порыв переезда продуманным планом, длиною в жизнь? Точно ли решение о смене места жительства принято не на эмоциях? Переезд в мегаполис – вынужденная мера или мимолетное желание что-то поменять?

Ниже мы сгруппировали списки «недостатков» и «преимуществ» переезда в большой город. Решать только вам!

Аренда квартиры

Первостепенный, самый сложный и самый дорогостоящий момент, с которым придется разобраться при переселении в мегаполис. Не будем медлить: отдельное жилье, да еще и с хорошим ремонтом – нереальная роскошь для приезжего провинциала.

Единственный вариант, хоть как-то «бьющийся» с бюджетом типичного приезжего – совместная аренда квартиры с такими же, как и вы. Или аренда комнаты в коммуналке.

С соседями может повезти. Возможно, ими окажутся приличные люди, ставшие в дальнейшем друзьями. Но, нужно признать, что подобное скорее исключение, чем правило.

Сложность поиска жилья

Помимо дороговизны аренды недвижимости в крупных городах, удручает еще и сложность поиска. Следует приготовиться к попыткам обмана со стороны различных мошенников, знакомству с мягко сказать, неадекватными тетушками арендодателями, впариванию откровенных «клоповников» и наличию соседей восточной внешности.

Большие затраты на проживание

Как уже говорилось ранее, аренда жилья в приличном состоянии – стоит денег. Больших денег. Будьте готовы отдавать половину, а то и 70% от среднестатистической заработной платы менеджера среднего звена.

Опять же, хотите сократить расходы? Делите квартиру с другими жителями. Учитывайте то, что найти соседей на вашей «волне» – настоящий успех.

Траты на дорогу

Особый, отличительный момент любого «набитого» мегаполиса – наличие пробок. Типичный житель города проводит в них от 20% своего времени. Разумеется, этот пункт относится к минусам переезда из маленького городка в большой, ведь в провинции такой проблемы нет.

В то время, как житель мегаполиса добирается с работы до дома, провинциал может посветить это время своей семье, хобби или дополнительному виду заработка.

Перемещение на метро, без пробок, тоже занимает внушительную часть дня. Между прочим, не самую приятную. Как правило, в метро или любом другом общественном транспорте в часы пик (все едут на работы – с работы) – жуткие толкучки.

Помимо таких очевидных и вполне ощутимых минусов переезда из маленького городка в крупный мегаполис, следует отметить незримые негативные нюансы, которые так или иначе отразятся на вашей жизни.

Плохая экология

Думаем, не стоит объяснять, что загазованность и загрязнение воздуха в крупных городах – значительно выше, чем в небольших, провинциальных селеньях. Разумеется, проживание сроком в неделю – не даст каких-либо негативных результатов. Но, находясь в смоге хотя бы год, наверняка вы отметите, что общее самочувствие немного ухудшилось, гораздо быстрее приходит усталость и плохое настроение.

Само собой, тут в ход идет не только плохая экология. Психологическое давление тоже играет немаловажную роль.

Психологические ловушки

Жизнь и быт людей в большом городе выстраивается совсем иначе от провинциального. Люди постоянно куда-то спешат: пораньше прийти домой после тяжелого рабочего дня, успеть забежать в магазин после работы, не пропустить оплаченный урок английского в языковой школе. Такой расклад дел почти исключает общение с друзьями и приятелями – попросту, некогда.

Эффект «загнанного хомячка в колесе» дает отпечаток на психологическом состоянии: создается стойкое ощущение одиночества, бессмысленных «дней сурка», приходит апатия и уныние.

Конечно, такое самочувствие может появиться и в небольшом городке. Однако, как показывает практика, подобной хандре больше подвластны жители мегаполисов.

Плюсы и преимущества, которые получите при переезде в мегаполис

Неужели все так плохо? При переезде из провинции в мегаполис ждут только негативные моменты? Нет, наравне с трудностями, есть масса позитива, который будет «работать в плюс» на протяжении всей жизни.

Наличие рабочих мест

Большой город, больше предприятий, развитие инфраструктура, а значит – огромное количество рабочих мест. Нет, никто не говорит, что газеты с объявлениями о работе кишат вакансиями директоров в крупнейших холдингах. Но, место в своей нише со средней заработной платой – вполне себе реально найти.

Карьерный рост

Ритм жизни в крупном городе по-настоящему «заставляет» двигаться по карьерной лестнице, стремиться к большему. Тут уже не так просто будет «сидеть ровно», из года в год получать мизерную заработную плату – уж больно много соблазнов.

Благо, практически любая фирма подразумевает наличие той, «карьерной стремянки», подъем по которой гарантирует улучшение качества жизни.

Доступность товаров

Несомненный плюс смены маленького города на мегаполис. Множество магазинов, супермаркетов и торговых центров – опять же, мотивируют на карьерный рост и увеличение заработка. Да, и, любой моднице раздолье: популярные бренды, постоянное обновление коллекций, сезонные скидки и распродажи.

Конкуренция – залог низкой цены

В продолжение положительного аргумента «наличие обширного ассортимента в магазинах мегаполиса», хочется отметить сравнительно с провинциальными ценами, низкую стоимость на продовольственные товары, предметы одежды и интерьера. Разумеется, исключим какие-либо изделия ручной работы или товары именитых дизайнеров. В целом, и в общем – выбор больше, цены ниже. Казалось бы, как такое возможно? Ведь в мегаполисе зарабатывают больше?

Дело в том, что высокая конкуренция порождает некий демпинг – сравнительное от конкурентов снижение стоимости на товар. Фирм много, клиентов мало. Все борются за покупателя: снижая цену, улучшая качество товара.

Разнообразный досуг

Культурная составляющая, да и банальная возможность отдохнуть с друзьями в каких-либо увеселительных заведениях, в большом городе гораздо выше, чем в мелком селенье. Театры, музеи, кино – все это работает если не круглосуточно, то большую часть дня. Само собой, это позитивно сказывается на качестве жизни, общем развитии.

Женихи и невесты

Очень часто этот пункт является определяющим фактором в вопросе «стоит ли переезжать из провинции в густонаселенный город». Конечно, выбор второй половины будет гораздо больше, чем в родной провинции. Разумеется, для желающего создать успешную семью – это плюс.

Но, не стоит «раскатывать губы раньше времени», добрая половина свободных женихов могут оказаться такими же «понаехавшими», как и вы.

Возможность недорого путешествовать

 Замечали, что путевка в другие страны из Москвы или Санкт-Петербурга гораздо дешевле? Да, минусы жизни в большом городе могут перекрыться хотя бы тем, что цены на перелеты значительно дешевле, чем из «провинциальной» точки отправления. Опять же, объясняется это большой конкуренцией, наличием множества компаний авиаперевозчиков и повышенной регулярностью рейсов.

Итог

Сомневаетесь стоит ли переезжать из провинции в большой город, мегаполис? Возьмите небольшую паузу, взвесьте все «за» и «против» аргументы. Представьте самое худшее развитие событий, которое может произойти. Справитесь с этим? Тогда поезжайте.

Только, пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы в любой момент можно было «отмотать время назад» и вернуться на родину. Простое наличие плана отступа очень поможет в трудные минуты на первоначальных этапах переезда и адаптации в большом городе.

Погнали городских. Жители мегаполисов бросают все и уезжают в деревню

Зачем я уехал из мегаполиса в деревню

МОСКВА, 14 мар — РИА Новости, Игорь Кармазин. Они меняют комфортное городское жилье на домик в деревне, а работу в уютном офисе на тяжелый физический труд в огороде. Все больше жителей мегаполисов перебираются из цивилизации в сельскую глушь. РИА Новости поговорило с переселенцами и узнало, почему они сбежали из больших городов.

Константин Винтер, Санкт-Петербург — Псковская область

Мы с женой хотели жить именно в глухой деревне. Принципиальным было отсутствие рядом вредных производств, железной дороги. Искали самую глухомань.

Сначала думали поселиться в Ленинградской области, но там, по сути, тот же город — “шестисоточники” трутся друг о друга, как в многоквартирном доме. В результате вот уже два с половиной года живем в Новоржевском районе Псковской области.

Ближайшая больница от нас находится в 50 километрах, там же пожарная часть, вызывать ни тех, ни других пока не приходилось.

В Санкт-Петербурге на дорогу до работы в одну сторону я тратил полтора часа. Это выматывало, возникало ощущение пустоты, бессмысленности происходящего. Все вечно куда-то бегут, у всех какие-то проблемы, расстройства. Никто не чувствует жизнь по-настоящему. В деревне ты сам себе хозяин. Хочешь сегодня поработать на пасеке? Хочешь пристроить сарай? Берешь и делаешь.

Однако трудиться надо очень много. Один мой знакомый переселенец сказал, что сельская жизнь сравнима по тяжести с трудом шахтеров. Сейчас в межсезонье у нас мало животных, мы отдыхаем. Держим перепелок, кур, уток, гусей, индюшек.

Из копытных у нас были козы, но мы избавились от них, получалось не очень выгодно. По затратам четыре козы равны одной корове, а молока — как от половины буренки. Кроме того, они хитрые, могут и в огород залезть. Корова не такая беспокойная. Сейчас у нас овцы и поросята.

В ближайшем будущем планируем купить корову.

Еще мы держим пасеку. Часть меда продаем, часть сами съедаем — от сахара полностью отказались. Заработок пока небольшой, помогает то, что в городе скопили какие-то средства. Мало кто из переселенцев на сто процентов живет за счет своего хозяйства.

В Санкт-Петербурге я был начальником транспортного отдела в крупной компании. Никогда раньше сельским хозяйством не занимался. У меня техническое образование, все премудрости деревенской жизни мы изучали уже по ходу дела. Благо интернет есть, там можно почерпнуть море полезной информации.

В этом смысле сейчас гораздо проще, чем лет двадцать назад. Вообще, у городских жителей стереотипное восприятие деревенской жизни: навоза по колено, полуразвалившаяся хибара, пашешь без перерыва, все какое-то убогое. На самом деле в деревне можно жить припеваючи.

У нас есть связь, интернет, мы пробурили скважину для питьевой воды, сейчас проводим канализацию.

Круглогодично в нашем селе живут еще только дедушка с бабушкой. Есть деревни побольше, с молодежью. Но в основном все стремятся перебраться в город.

Думаю, человек на сто переехавших в мегаполис приходится только один, кто отправляется в обратном направлении. Конечно, нас местные не понимают, смотрят удивленными глазами, считают сумасшедшими.

Почему-то постоянно говорят, что для жизни в городе нужно высшее образование, хотя много успешных людей и без него.

Интересно, что коренные деревенские жители сейчас почти не держат домашних животных. Они считают, что это тяжелый труд, легче купить все в магазине. В нескольких километрах от нас есть относительно крупный поселок, там живет несколько тысяч человек.

Так вот, на столько людей всего три коровы. Гусей в радиусе двадцати километров от нас держит еще только одна семья. Бывшие городские возятся с живностью гораздо охотнее, мы ведь обращаем внимание не только на затраты, но и на качество продуктов.

Мы с мужем всегда хотели жить на своей земле, знать, что мы едим. Вот четыре года назад и перебрались в Азовский район Ростовской области. Тогда еще работали в городе, поэтому важно было, чтобы деревня находилась не очень далеко.

Муж работал директором по персоналу в агентстве недвижимости, я — менеджером по туризму. Сейчас мы сосредоточены на своем хозяйстве, хотя дистанционно муж продолжает проводить консультации. Процентов шестьдесят всей нашей еды — собственного производства.

Покупаем только то, что сами не можем сделать, — крупу, сахар, муку.

У нас есть утки, куры, цесарки, гуси, козы, овцы, кролики. Ближе к концу весны будем продавать инкубационные яйца птиц, птенцов. Овец стрижем, их шерсть продаем. Когда пасем скотину, собираем заодно грецкие орехи, их тоже продаем.

Мне больше всего нравятся козы. У них, конечно, не самый простой характер, но какое молоко! Я люблю делать козий сыр. После такого сыра магазинный есть вообще невозможно, вкус совершенно другой. Мужу нравятся овцы, он считает, что они самые полезные животные, — дают и шерсть, и мясо, и молоко.

Всего в нашей деревне около полутора тысяч человек. Большинство местных работают в городе, а здесь ведут дачный образ жизни — огород сажают, но животных почти никто не держит.

Встретили нас сначала очень холодно, сейчас вроде притерлись. Легко общаемся с теми, с кем есть общие интересы, — активными животноводами или огородниками. Но некоторые нас до сих пор недолюбливают.

Один, например, постоянно пытается отравить нашу кошку — подбрасывает ей отравленных мышей.

Мы уже год ведем свой канал на . Благодаря этому удалось познакомиться с такими же переселенцами, даем друг другу советы. Кроме того, показываем на видео, как производим свою продукцию, как управляемся с цыплятами. С помощью этих роликов мы создали себе определенную репутацию, люди доверяют, обращаются именно к нам.

Год назад на своей продукции мы заработали больше, чем раньше в городе. Очень хорошо продавалось инкубационное яйцо и птенцы. Думали, что нащупали золотое дно, можно расслабиться. Но сейчас спрос упал раз в пять-десять.

Я связываю тот сельскохозяйственный подъем с санкциями, было какое-то воодушевление у людей, казалось, можно самим что-то сделать. Теперь, видимо, привыкли уже к этой ситуации. Сейчас доход с хозяйства — 15-20 тысяч рублей в месяц.

На эти деньги можно жить, но поехать куда-то отдохнуть или сделать пристройку к дому пока не получается.

Главный плюс жизни в деревне — самодостаточность. Остался человек в городе без работы — все, ему даже есть нечего. Мы же почти полностью автономны.

Пусть хоть все полки в магазинах опустеют — мы годами можем питаться своей едой, ничего страшного с нами не будет. Кроме того, чувствуем себя гораздо лучше, болеем реже. Муж даже избавился от аллергии.

Раньше в сезон цветения у него постоянно был насморк, не мог дышать.

Месяц назад у нас сын родился. Думаем, ему здесь тоже лучше. Будет есть полезную еду, дышать нормальным воздухом, играть на воле, бегать в окружении животных, приучаться к труду.

Главное при переезде в сельскую местность — хорошо все рассчитать, иметь либо постоянный источник дохода, либо скопить существенную сумму денег.

Я всем говорю, что не стоит рассчитывать только на деревенский труд. У нас есть небольшой доход от ростовской недвижимости, некоторые деньги приносит канал на , я занимаюсь рукоделием, хозяйство денег приносит.

В таком варианте провал какого-то одного пункта не критичен.

Андрей Власов, Москва — Тамбовская область

Я всегда мечтал работать своими руками, но в городе это невозможно. В Москве был таксистом, перспектив практически никаких. К переезду готовились четыре года. Долго искали подходящее место.

У нас было четыре основных критерия: хорошие дороги, газоснабжение, более-менее крепкий дом, чтобы пожить там первое время, большой участок земли и обязательно водоем поблизости.

Однажды жена увидела объявление в газете “Из рук в руки”, и деревня Зимбулатово Тамбовской области подошла нам по всем параметрам. На берегу пруда здесь местный рай.

Начинали мы свое хозяйство с кур, потом завели индюшек, цесарок, гусей. Сейчас активно занимаемся породным козоводством и сыроварением. Всего у нас около 40 коз, много молока и сыра, но полностью наше хозяйство нас все равно не обеспечивает, помогает то, что сдаем квартиру в Москве.

Всего в деревне живет порядка 120 человек. Местные сначала на нас смотрели с удивлением, крутили пальцем у виска. Потом привыкли, сейчас проблем ни с кем нет. Я всегда говорю, что все свое мы всегда возим с собой. Если человек открыт миру, он и в городе, и в деревне со всеми будет отлично общаться. Но в целом в деревне люди более доброжелательные.

В порядке вещей здесь угостить соседа чем-то со своего огорода, прийти в гости в любое время, попросить о помощи малознакомого человека. В городе людей вроде больше, однако границы между ними прочерчены резче. Здесь и свадьбы какие-то бурные, по несколько лимузинов приезжает.

Все это кажется немного по-кавказски, хотя это как раз русские традиции взаимопомощи, поддержки, просто в городах все это забылось, а здесь сохраняется.

В деревне совершенно другое восприятие времени. Горожане получают деньги раз в месяц, соответственно, на этот срок все и планируют. Здесь живут от года к году. Корма закупаются раз в год, сено раз в год, бык растет чуть больше года.

У горожан много стереотипов о деревнях. Например, многие москвичи почему-то считают, что тут все чуть ли не поголовно алкоголики. Ничего такого и близко нет. В ежедневном режиме выпивают у нас в деревне только два брата. Еще был один мужчина, но случилась беда — сгорел этой зимой, заснув с сигаретой.

Если человек не ленив и здоров, в деревне всегда есть возможность заработать и жить в комфорте, не уступающем городскому. Мы хорошо общаемся со многими бывшими горожанами. У всех девочек есть посудомоечные машины, про стиральные машины я даже не говорю. Доильные аппараты у всех, кому нужны.

В нашей деревне, да и в соседних неприлично, чтобы к шестнадцатилетию у мальчика не было скутера, мопеда или мотоцикла. К 18-20 годам — обязательно машина. Это могут быть древние “жигули”, но они обязательно есть. Да, все тут основано на физическом труде.

Однако этот труд зачастую намного менее изнурителен, чем московские восемь часов в офисе плюс еще два — в пробке.

«Происходит тихая революция»

Зачем я уехал из мегаполиса в деревню

Никита Покровский президент сообщества профессиональных социологов, заведующий кафедрой общей социологии Высшей школы экономики, главный научный сотрудник Института социологии РАН. Руководитель «Угорского проекта», целью которого является исследование процессов модернизации в сельских районах

100–200 тыс. руб. стоит домик в небольших деревнях центральной полосы России

5–7% столичного креативного класса, по оценкам социологов, готовы переехать из Москвы в провинцию

«Мегаполис не устраивает как система»

— Отток людей из мегаполиса на периферию — мировая тенденция. Можно ли ее назвать уже достаточно отчетливой и в Москве?

— Да, этот процесс становится достаточно очевидным. Москва находится сейчас в состоянии, когда еще продолжаются бурная урбанизация, приток населения, но одновременно начинают проявляться признаки его оттока.

При этом речь идет о разных категориях: приезжают и укореняются одни люди, а готовиться к отъезду начинают другие.

Это совершенно нормальный процесс: город — живой организм, который находится в состоянии постоянного обмена с окружающей социальной средой. Поэтому я в этом драмы не вижу.

Уже сейчас приблизительно 14–15% жителей Сиднея, Монреаля, Нью-Йорка, Бостона готовы покинуть эти города. В Москве, по нашей оценке, таких людей — условно говоря, сидящих на чемоданах, — около 5–7% (полагаю, к сходным цифрам будет приближаться и Санкт-Петербург).

Об отъезде из города задумываются в основном представители так называемого креативного класса. Это люди свободных профессий (художники, писатели и др.

), ученые, люди, работающие в отраслях информационных технологий (веб-мастера, веб-дизайнеры, работники средств массовой коммуникации, электронной торговли и т.п.).

Мы фиксируем растущую заинтересованность этой категории москвичей в приобретении собственности на дальних перифериях Москвы — за 300–600 км от столицы. Дома там раскупаются и заселяются именно москвичами — главный косвенный признак начавшейся (и потенциально высокой) миграции из мегаполиса.

Помимо проблем с пробками, экологией и преступностью людей напрягает и сам ритм жизни в мегаполисе. Невероятная перегруженность процедурами и действиями, которые никак не сообщаются с главными целями жизни

— Почему люди хотят оставить большой город?

— Причина — неудовлетворенность проживанием в мегаполисе по многим пунктам, невозможность даже при наличии денег организовать себе жизнь высокого качества. Это история не из серии, что у людей нет средств и они не знают, где жить и на что — это другая категория «беглецов». Я же имею в виду людей, у которых есть деньги, есть жилье в Москве, но их не устраивает мегаполис как система.

Их раздражает транспортный коллапс, когда передвижение от места проживания к месту работы занимает огромный сегмент времени.

Не устраивает скученность города, перемешанность здесь совершенно разных слоев населения, отсутствие культурного микроклимата в тех зонах, где проживают эти люди, ослабевающие связи с историей города и исторической памятью.

Он превращается в зону транзита, пусть и растягивающегося на несколько лет или даже десятилетий. В нем все словно «временные» и никто не постоянный. Это создает дискомфорт.

Создает его и уличная преступность, постоянное нахождение в состоянии обороны и в подозрении каждого встречного-поперечного в том, что он может быть источником опасности. Это серьезно влияет на воспитание детей: ребенок в детском саду или школе — это ребенок, которого нужно постоянно контролировать, встречать, провожать, охранять.

Плюс коммуникации между людьми — прямые контакты в большом городе затруднены, люди практически лишены возможности организовывать вокруг себя круг общения, оно переходит в интернет, в фейсбук. Плюс плохая экология. Что бы там ни говорили, но в Москве очень низкий процент парковых зон отдыха — достаточно сравнить с тем же Токио или Ванкувером.

В общем, мегаполис перестает быть пригодным для жизни этих людей. Он для людей, делающих карьеру. Для тех, кто приехал из глубинки и для кого Москва — это новые возможности «сделать себя», а к тому же развлекательные клубы и развитая туриндустрия, возможность поехать в отпуск на Бали или в Прагу на выходные. Москва для таких сейчас.

И для чиновников.

Инфографика: Плюсы и минусы мегаполиса. Мнение жителей о столице и небольших городах.

— Однако по крайней мере последние лет сто мегаполисы были точкой притяжения. С какого момента их плюсы стали перекрываться минусами?

— Дело не только в том, что минусы стали перевешивать плюсы. Ключевое значение имеет развитие технологий удаленной работы. Виртуальные инфокоммуникации сняли вопрос о том, что вы непременно должны жить где-то рядом с работой. Сейчас можно получать доход, работая удаленно.

Происходит тихая революция, люди начинают задаваться вопросом: а зачем мы тогда живем в этом городе? Раньше был ответ: «Мы здесь работаем, потому что нам нужны деньги и нужно реализовывать себя профессионально». А сейчас целый ряд сфер переходит все активнее на удаленный доступ.

На Западе это уже и образование, и даже самые разнообразные офисы.

Это новая категория людей. Они оставляют за собой жилье в Москве — они могут вернуться. Они не рвут связи с городом. Их переезд не есть сожжение мостов

— Если дауншифтерство предполагало отказ от дальнейшей карьеры, то теперь пришла волна отъездов при сохранении социальных статусов.

— Да. Вообще первая волна отъезжавших из Москвы была в 90-х годах. Это были отставные военные, пенсионеры, которые не могли справиться с ростом цен. Тогда обычной формулой было сдать квартиру в Москве и на эти деньги жить в деревне. И таких людей было очень немало.

Потом были дауншифтеры, которые бросали все ради жизни на природе (в России или за рубежом), в экопоселениях. Теперь пришла новая волна. Вне всякого сомнения, это новая категория людей. Они оставляют за собой жилье в Москве — они могут вернуться. Они не рвут связи с городом. Их переезд не есть сожжение мостов.

Кроме того, в отличие от дауншифтеров те, кого мы исследуем, не занимаются сельским хозяйством. И не собираются заниматься. У них другой источник дохода.

«В деревне Медведево дома раскуплены профессурой»

— Что не устраивает в большом городе — понятно. А что привлекает в периферии?

— Зоны такого расселения носят очаговый характер. Мы как раз сейчас готовим атлас зон, наиболее привлекательных для перспективного заселения. Критериев несколько.

Это должна быть экологически чистая территория плюс близость транспортных коммуникаций (федеральные трассы или железные дороги с пассажирским движением хотя бы в доступности 30 км), центральное электроснабжение и определенный контингент местного населения, который обеспечивает инфраструктурные запросы вновь прибывших. Понятно, что в заброшенной деревне, где на 10 км никого нет, селиться неразумно.

Кроме того, для людей очень важно ощущать связь с историей. Поэтому исторические зоны, связанные с XVIII–XIX веками, а в центральной полосе России таких мест более чем достаточно, тоже пользуются повышенным спросом. Это, скажем так, дополнительный стимул. Люди ищут, так сказать, историческую ткань.

В старой архитектуре, в деревянных домах или, например, через нашу научную базу, созданную в деревне Медведево Костромской области, проходит Владимирка — пешеходный путь из Москвы в Сибирь.

В соседней деревне Давыдово сохранились остатки усадьбы Натальи Апухтиной, а это прообраз Татьяны Лариной из «Евгения Онегина».

— Люди предпочитают обустраиваться в малых городах или в деревнях?

— Есть любители как малых городов, так и деревень. Например, Кологрив, город в Костромской области на реке Унжа с населением всего около 4 тыс. человек. Там сейчас идет планомерная покупка домов. Плес в Ивановской области весь раскуплен. Людям нравится малый город со своим спокойным течением жизни, неплохой инфраструктурой, общественное питание есть какое-то, транспорт, медицина.

Есть и те, кому нужен реальный контакт с природой, такие люди селятся в деревнях. Например, в районе, где мы работаем, уже около 10–12 деревень заселены разными специалистами. Биологи, бизнесмены, искусствоведы — чуть ли не цеховые поселения.

В той же деревне Медведево все раскуплено докторами наук. Нас даже иногда называют вторым Сколково. У нас там даже доцентов нет. Одни профессора. Некоторые по нескольку месяцев в год там живут, другие дольше. Ежегодно международные конференции там проводим.

Телекоммуникации все есть.

Я удивляюсь московским властям, которые, мне кажется, не обращают на это внимания. Я бы на их месте максимально стимулировал бы это — облегчал бы людям, которые потенциально раздражены большим городом, поиск интересных мест, где они могли бы жить.

— А местное население как принимает приезжих из столицы?

— Еще лет десять назад они в штыки воспринимали москвичей, присвоили им презрительное название «дачники», считали за бесполезных людей, которые не работают в поле, а все время разговаривают.

Но ситуация изменилась: во-первых, самих местных жителей с каждым годом, увы, становится все меньше и меньше, а во-вторых, они стали понимать, что приезжие — источник их доходов. Между приезжими и местными жителями, как правило, устанавливаются отношения взаимного уважения и взаимной заинтересованности.

Ремонтные работы, охрана собственности, продажа продуктов питания и т.д. Кстати, один из вариантов подъема региональной экономики снизу — это новые поселенцы. Люди, укореняясь на территории, начинают вкладывать в нее деньги, возникают бизнес-проекты. При этом новых помещиков не возникает.

Это какая-то демократическая форма заселения: нет такого, что народ скупает земли, возникают усадьбы По крайней мере, мы этого не отмечаем.

Точки для внутренней эмиграции

— Тенденция будет усиливаться?

— Да, по мере развития удаленного доступа и ухудшения состояния мегаполиса. Помимо проблем с пробками, экологией и преступностью людей напрягает и сам ритм жизни в мегаполисе. Невероятная перегруженность процедурами и действиями, которые никак не сообщаются с главными целями жизни, составляет какую-то оболочку жизни, которая совершенно чужда интересам людей.

Простой пример: если вы хотите прорезать дверь в соседнюю комнату в своей же квартире, то только на получение разрешения и внесение изменений в план квартиры нужно будет потратить около 1000 долларов. Поэтому первое, что бросается в глаза, когда люди приезжают в сельскую местность — что все можно, то есть уровень свободы очень большой. Тут, в мегаполисе, ничего нельзя.

— Как далеко может зайти этот процесс — можно ли представить большие города вообще без креативного класса, то есть все сидят по деревням на удаленке?

— Я не слишком большой любитель футурологии, но в принципе можно. Ведь гарантий того, что мегаполис — это навсегда, нет. Полагаю, что дальнейший переход к различным формам удаленного доступа существенным образом изменит и образ жизни людей, и сам мегаполис.

Что нужно в городе? Музеи? Приезжайте в Москву на выходные. Когда вы последний раз были в Большом театре? Темп жизни не позволяет нам сейчас всем этим наслаждаться. А находясь в провинции, можно приезжать в мегаполис именно с целью все это посетить.

Думаю, что и университеты со временем будут уходить из города в удаленные кампусы. В столице многие студенты по два часа добираются из общежитий до аудиторий На нашей научной базе в Медведево и при поддержке ряда вузов мы, кстати, хотим провести эксперимент и посмотреть, каким образом студенты изменят качество обучения в иной среде.

Отнюдь не все хотят уезжать из страны. Многие хотят жить в родной стране. Люди не собираются устраивать революцию, просто они хотят жить так, как считают нужным

— А как быть со школьным образованием? Ведь на селе оно гораздо хуже, чем в городе.

— Оно там умирает. Но уже есть ростки того, что новые поселенцы привносят новый характер и в социальные институты. Некоторые сами идут преподавать, причем учебный процесс может быть вполне современным за счет телекоммуникаций с «большой землей».

То же самое касается медицины. Если вы считаете, что люди уходят на Северный полюс, где даже аппендицит не определят, то это не совсем так.

Сейчас развивается мобильная диагностика, когда раз в две недели в эти деревни из областного или районного центра приезжают диагностические автобусы, оснащенные современным оборудованием — есть даже томограф.

При этом диагноз приходит не через месяц, а в течение получаса: сделанный анализ передается на базу, там расшифровывается и падает вам на смартфон. Ну а лечение уже зависит от серьезности заболевания. В кризисных случаях из областного центра прилетает вертолет и доставляет больного в реанимацию.

— Получается революция в представлениях людей о социальной мобильности. Когда стал заметен этот процесс?

— Примерно с середины 2000-х годов. Он стал проявляться в своей корреляции и с ухудшением жизни в мегаполисе, и с экономическими, внутриполитическими процессами.

Когда эти люди поняли, что им ничего особо ждать не приходится ни в экономическом плане, ни в политическом, что это надолго и все это укоренено в нефтяной экономике, тогда и стал возникать вопрос: есть ли смысл гробить жизнь на это? Отнюдь не все хотят уезжать из страны.

Многие хотят жить в родной стране. Люди не собираются устраивать революцию, просто они хотят жить так, как считают нужным. Вот один из вариантов — жизнь в провинции.

Поуехавшие: молодые россияне покидают мегаполисы

Зачем я уехал из мегаполиса в деревню

На «идиотизм деревенской жизни» сетовал еще Карл Маркс. И сегодня, как и во времена основоположника, многие жители села и маленьких городов покидают родные места и стремятся обосноваться в мегаполисах. Но наблюдается и обратный процесс: все больше городской молодежи уезжает жить в «тихих заводях». В происходящем разбирались «Известия».

Доход или душевное спокойствие

По данным «Демографического ежегодника России», доля сельских жителей в нашей стране сокращается каждый год. В 2017 году она составила 25,7% от общей численности населения.

Одной из главных причин переезда в крупные города традиционно называют поиск высокооплачиваемой работы. Однако, по мнению экспертов, для молодого поколения это уже не ключевой фактор.

Теперь зарабатывать и вести бизнес благодаря интернету можно вне зависимости от места проживания.

К такому выводу пришла и Настасья Солдатова, которая решилась переехать из города в деревню. Будучи студенткой Самарского университета, она серьезно увлекалась русской традиционной культурой, пела в фольклорном ансамбле, участвовала в этнографических экспедициях по селам Самарской области.

«Уже после самой первой поездки возвращаться в город было очень тяжело, не хотелось.

Но тогда мысли о переезде были далекими и нереальными, я училась, вела активную социальную жизнь, работала в университете и не могла себя представить без всего этого», — вспоминает девушка в беседе с «Известиями».

Решающим стал визит в село Большая Дергуновка, куда Солдатова приехала на съемки документального фильма. Здесь она не только погрузилась в притягательную атмосферу российской глубинки, но и нашла подтверждение того, что городскому жителю в таких условиях может быть очень комфортно.

Знаменитость Дергуновки — Михаил Власов. Молодой учитель истории переехал сюда из небольшого города Самарской области. В определенный момент он понял, что привычный образ жизни ему надоел. «Такое было ощущение несвободы, бессмысленности всего.

Многие мои друзья покупают в ипотеку бетонные стены и ночуют в них для того, чтобы работать, и работают, чтобы оплачивать жилье. Это не мой сценарий. Захотелось построить свой мир, играть по своим правилам, жить свободно. Свобода — это не когда у тебя всего много, а когда ты можешь от всего отказаться.

От большего дохода в пользу меньшего, от шмоток, вещей разных. В деревне тебе много не надо, там можно быть свободным», — делится мыслями учитель.

.com/once_upon_in_dergunoa

Михаил Власов

Он продал квартиру, а на вырученные деньги приобрел участок и два дома на берегу реки. Скучать Власову не пришлось.

Переехав, он сразу занялся восстановлением дома, привел в порядок территорию, оцифровал музейный архив, создал паблик «Однажды в Большой Дергуновке, или Записки помещика Власова».

Там учитель стал рассказывать об истории деревни, делиться своими планами, собирать односельчан для организации полезной деятельности. Ко Дню Победы, например, они совместными усилиями отреставрировали обелиск бойцам, павшим в Великой Отечественной войне.

В будущем Михаил хотел бы привести в порядок деревянный элеватор начала ХХ века, приспособить здание заброшенной школы под спортзал и запустить на своем участке кинотеатр под открытым небом, где вместо попкорна и колы был бы чай из самовара и сладости.

Слухи об активном молодом человеке быстро распространились по округе. Откуда именно о Михаиле узнала сама Настасья Солдатова, девушка уже не помнит. Но такой быт и стиль жизни произвели на нее сильное впечатление.

«Побывав в Большой Дергуновке, я уже не смогла ничего с собой поделать, настолько сильным было желание жить в деревне.

В городе стало тоскливо, все эти общественные дела, тусовки, постоянная суета побледнели, перестали быть моими, отошли на второй план», — вспоминает девушка.

Летом 2018 года Настасья вместе со своим молодым человеком переехала в Псковскую область.

В деревню на краю света, как называет место сама Солдатова: «К нам не ходят автобусы, до ближайшего магазина около 3 км, а с заднего двора открывается вид на поле и лес — поэтому я и говорю «на краю света».

Зимой по всей округе на снегу видны только наши следы. Ну еще белочки, зайцы, мышки, собаки и кошки пробегают».

Предыдущее знакомство с деревней позволило ей не романтизировать местный быт. К трудностям Настасья была готова. «Деревня — это всегда большая работа, здесь все зависит от результатов твоего труда и вложений.

Не на кого списывать неудачи и лень. Нужно быть готовым к этой ответственности.

Наверное, важно обладать какой-то личной зрелостью, чтобы справиться со всем объемом задач и построить свой мир, как ты того хочешь», — рассуждает Солдатова.

Коренные жители живут за счет своего хозяйства. Настасья и ее молодой человек знакомство с фермерством только начинают. Основная работа у них идет через интернет: «Мой молодой человек работает из дома.

Я сейчас тоже осваиваю специальности для удаленной работы и продолжаю дистанционно поддерживать свои самарские проекты. Еще научилась печь бездрожжевой хлеб, работаю с рассадой, очень хочу завести перепелок и кур.

Скучать некогда».

Рай для программистов

В какой-то момент к выводу, что мегаполис — не единственное место, где можно зарабатывать деньги, пришел разработчик ПО и предприниматель Алексей Конышев.

Прожив несколько лет в столице, он решил, что идеальным для него вариантом была бы удаленная работа и дом на природе, подальше от московской суеты. Но в отличие от многих, Конышев не только сам решился на переезд, но и позвал за собой других.

В 2012 году он подготовил проект «Поселок программистов» и разместил информацию в интернете, чтобы проверить, найдутся ли другие айтишники, жаждущие тишины. Оказалось, такие есть.

Собрав первую группу единомышленников, готовых вложиться в свой дом на природе, Конышев приступил к работе. На берегу Скоковского пруда в Кировской области он купил 17 га земли, которые после межевания превратились в 60 участков. К ним подвел электричество, воду и интернет. Началось строительство первых домов.

Сейчас в поселке живет девять семей. У большинства из них, по словам Конышева, есть дети. Для того, чтобы им в будущем не пришлось переезжать в мегаполис на заработки, предприниматель запускает летнюю школу по веб-разработке для старшеклассников и студентов. Это, как уверяет Конышев, позволит им зарабатывать 80–100 тыс. рублей, не покидая родной поселок.

В перспективе на территории появится также спортивный центр, пляж, детские площадки, сад, школа, кафе, коворкинг-центр и сити-холл. Пока вся необходимая инфраструктура располагается в 2,5 км, в городе Слободской.

В интернет как основу будущего российских деревень верят и специалисты «ВКонтакте». Весной 2018 года они совместно с банком «Открытие» запустили грантовую программу поддержки молодых предпринимателей #яделаюбизнес.

Полтора месяца ее участники (до 25 лет) слушают онлайн-лекций от представителей «ВКонтакте» и предпринимателей, обсуждают важные для своего бизнеса вопросы с экспертами и, наконец, представляют стратегии для развития или запуска своего проекта.

Авторы пяти лучших идей получают гранты на продвижение своего бизнеса и подарки от партнеров программы.

«Мы предоставляем инструменты, с помощью которых можно находить свою аудиторию по всей стране и строить бизнес без привязки к месту проживания конечного потребителя.

Программа нацелена на то, чтобы научить молодых предпринимателей грамотному онлайн-продвижению и дать им возможность посмотреть на свое дело шире, найти новые точки роста, даже находясь в небольшом городе», — делится с «Известиями» куратор программы Наталия Якунина.

Культурная жизнь

Возможность заработка, конечно, важный показатель. Но одного этого для конкуренции с мегаполисом небольшим населенным пунктам явно не хватает. «Самореализация важна не только в бизнесе, но и культуре.

И у города, и у деревни должно быть свое культурное лицо, — уверен Виктор Майклсон, глава московского отделения международной эко-гастрономической организации Slow Food Int’l. — Молодежи нужна возможность гордиться своей малой родиной. Благодаря фестивалю или театру, например.

Сейчас переход с национальной гордости на региональную — это глобальный тренд. В Германия, Италии до сих пор люди говорят — я из Баварии, я из Тосканы. Это постепенно приходит и к нам. Малая родина становится модной».

Визитной карточкой может стать что угодно. В крохотную деревню Никола-Ленивец привнес жизнь арт-парк, город Мышкин в туристический центр превратила умело обыгранная легенда, а Луховицы прославились благодаря огурцам.

По пути культурного «оживления» пошли и в небольшом промышленном городе Выкса Нижегородской области.

До 2011 года вся его жизнь строилась вокруг металлургического завода, но затем здесь стал ежегодно проводиться самый масштабный городской фестиваль за пределами столицы, «Арт-Овраг».

С его помощью представители завода, благотворительный фонд «ОМК-Участие» и художник Дмитрий Алексеев решили менять жизнь выксунцев.

За время проведения фестиваля в Выксе появилось больше 80 арт-объектов российских и иностранных художников. В 2017 году Миша Most создал в городе самое большое граффити в мире — его площадь 10 000 м². Правда, после завершения фестиваля полюбоваться им могут только работники завода — изображение находится на его территории, закрытой для посторонних.

Благодаря «Арт-Оврагу» Выкса обзавелась и собственным скейтпарком, обновила детские площадки и, главное, сделала немного активнее самих выксунцев. Например, футуристичная желтая детская площадка в городе построена по проекту местной жительницы, Лизы Царевой.

«Во Дворце культуры было собрание жильцов: архитекторы расспрашивали, чего хотим во дворе, как лучше что обустроить, на что хватит денег, а на что нет. Потом нам раздали листы А3 и маркеры. Все рисовали, каким мы видим наш двор.

Я нарисовала круги — острова: каждый был какой-то определенной зоной», — рассказывала Лиза в интервью журналу National Geographic Россия. Эскиз девушки объявили лучшим, и теперь его материальное воплощение радует глаз жителей.

Конечно, одинаково восторженно фестиваль воспринимают не все. «Лично мне все это кажется очень интересным. Появилась масса арт-объектов, мероприятий, все уникально, здорово, этого нигде в нашей округе нет.

Но вообще отношение к «Арт-Оврагу» и его наследию неоднозначное.

Кому-то нравится, а кто-то говорит: вот, на это тратятся большие деньги, лучше бы сделали вместо деревянных статуй нормальные дороги», — рассказывает местная жительница Ирина Федоровская.

У молодежи отношение к этому совсем иное.

«На эти три дня город словно оживает, люди ходят по разным площадкам, принимают участия в мастер-классах, слушают лекции интересных людей, посещают выставки или просто наслаждаются хорошей музыкой.

Благодаря «Арт-Оврагу» город становится более творческим, необычным», — делится с «Известиями» Оля Шишкова, студентка Выксунского металлургического колледжа.

Больше всего девушке запомнилась программа фестиваля 2017 года. Тогда архитекторы построили и спустили на воду пять плавающих арт-объектов — плотов, один из которых создан по эскизу жительницы города.

«Один был с шаром из цветов, другой со скейт-площадкой, еще один с лестницами, по которым можно было подняться. Мы с друзьями катались на них во второй день фестиваля.

Народу было очень много, пришлось долго стоять, шел небольшой дождь, но и это не помешало, настроение было прекрасным», — вспоминает Оля.

Помимо «Арт-Оврага» в городе в последнее время проводятся и другие мероприятия. «Событий и фестивалей с каждым годом все больше: ежегодно отмечается День молодежи, проходят турслеты, квесты, молодежные форумы, активно развивается добровольческая деятельность.

Год назад у нас открыли долгожданный ФОК (физкультурно-оздоровительный комплекс. — Прим. «Известий») с крытым катком и бассейном.

Поставили несколько воркаут-площадок, открылось арт-пространство ExLibris, при котором есть очень хорошая библиотека», — рассказывает жительница Выксы Ксения Балакина.

Конечно, и среди молодежи полного единства в оценке культурной жизни города нет. Кому-то хочется больше кафе, кому-то музыкальных фестивалей, кому-то современный парк аттракционов. Тем не менее жизнь в Выксе однозначно стала более насыщенной.

Основной причиной, побуждающей молодых людей покинуть город, остается образование. «Если раньше у нас было три вуза, то теперь остался один. Поэтому те, кто не хочет связывать свою жизнь с заводом, уезжают учиться в другие города.

Я лично учусь заочно в Московском университете и переезжать не планирую, большинство моих друзей тоже остались в городе, — рассказывает «Известиям» Ксения Балакина.

— Думаю, если бы у нас открылся вуз с гуманитарными специальностями, учиться здесь оставалось бы больше молодежи».

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.