Живи, будто ты уже умер

ЖИВИ, КАК БУДТО ТЫ УЖЕ УМЕР

Живи, будто ты уже умер
kuhlevsky

ВОПРОС К ОШО: Как просветленный может умереть?

ОТВЕТ: Он никогда не умирает, потому что он уже мертв.

Вы умираете, так как держитесь за жизнь. В этом случае жизнь приходится отнять, вам приходится умереть. Просветленный не умирает, потому что он не держится за жизнь. Он добровольно отказался от нее; он уже мертв. Но вам кажется, что он умирает, как и вы. Это только кажется – не обманывайтесь кажущимся. Будда, конечно, умирает. Махавира умирает.

Бал Шем Тов умирает, Моисей умирает. Всё умрет. И на первый взгляд, они умирают, как вы, но это только на первый взгляд.Посмотрите, как умирает обыкновенный человек. Он прикладывает все усилия к тому, чтобы не умереть, он цепляется за жизнь до самого конца. Он кричит и плачет от страдания и страха и весь дрожит. Ужас окружает его, он ошеломлен ужасом.

И посмотрите, как умирает просветленный. Он умирает, как будто он жених, встречающий невесту.Он умирает, как будто отправляется в далекое прекрасное путешествие, которое он всегда ждал, о котором думал. Он умирает – закончился земной период обучения. Он принят. Он стал зрелым. Теперь он возвращается домой из школы. Он умирает, но смерти нет; есть Бог.

Лицо смерти для просветленного – это лицо Бога. Лицо Бога для просветленного – это лицо-смерти. Когда вы узнаете, что такое жизнь, Бог ожидает вас у двери, которую вы называете смертью.Пока вы не узнали, что такое жизнь, вы просто боитесь. Так боитесь, что, когда дверь и в самом деле открывается, вы почти без сознания, вы упускаете. Вы упускали момент уже много раз.

Вы умирали уже много раз и всякий раз упускали. Есть только один способ не упустить: умереть прежде смерти! Вот почему я называю медитацию добровольной смертью прежде смерти так, чтобы почувствовать ее вкус. И это так прекрасно, так благодатно, что вы готовы танцевать, когда приходит смерть. Вы готовы петь, когда приходит смерть.

Будете ждать в глубоком молчании, благодарности и вере. Вас не заберут; вы будете плыть на волне – не как пораженный, а как победитель. Просветленный никогда не умирает. Он уже умер и знает, что смерти нет. Смерть – это ложь. Она есть, потому что вы держитесь за жизнь. Почувствуйте разницу.

Когда несчастный человек дает пищу нищему или хоть одну монетку, он держится за нее. Он сто раз подумает, дать или нет. Он приводит доводы, чтобы не дать. Он рассуждает: эти нищие просто обманщики; он рассуждает: подавать нищему значит потакать росту нищенства. Сто доводов, чтобы не дать. И даже если дает, он дает неохотно.

Так умирает обычный человек: неохотно, цепляясь, пытаясь найти любой способ, чтобы задержаться подольше. Тот, кто любит и дарит, чтобы дарить, совсем другой… Снаружи то же самое. Дар может не иметь никакой цены, это может быть простой сорванный цветок,просто полевой цветок, но он приносит его в подарок. Или это может быть Кохинор, не важно.

Когда он дает, он дает полностью. И счастлив, что дар принят. Он испытывает благодарность, что его дар не отвергнут. Он благодарит берущего. Он н мечтал, представлял себе момент, когда он подарит. Факт – физический факт – один и тот же: оба дают. Оба пользуются руками, что-то передается. Если спросить ученого, он не сможет отличить, он не сможет различить.

Даете вы неохотно или даете любя, физический факт тот же. Но внутри- вы знаете- все по-другому; никакого сходства, ни грана. Когда вы даете неохотно, вы по сути дела не даете. Когда вы даете с любовью, только тогда вы даете. Когда вы даете неохотно, у вас как бы отнимают, похищают, вы чувствуете себя ограбленным. Когда вы дарите с любовью, что-то расцветает в вас.

Вы с кем-то поделились, кто-то принял ваш дар, вас благословили. Смерть для непросветленного человека – это борьба. Он сдается, но только после борьбы и напряжения всех сил. Вот почему он чувствует себя пораженным. Для просветленного это хорошо как есть. Он ждет и ждет – ждет, когда придет корабль, и он отправится.

Он узнает то, для чего ему дана была эта жизнь; теперь он готов. Он ни разу не оглядывается. Ни разу. Когда корабль приходит, он просто ступает на него и забывает все о мире, который он оставляет,потому что уходит в большой мир, большое бытие, к Самому Богу.

ИСТИННЫЙ МУДРЕЦ (ОШО)

… http://oshoworld.ru/forum/viewtopic.php?t=2819

Как сказал когда-то Блез Паскаль, если мы не поверим, возможно, ничего и не потеряем, но уж точно ничего и не приобретём.Если же поверим, перед нами распахнутся многомерные Сияющие Новые Миры.

А капитану, не решившему куда плыть, не дождаться попутного ветра. Монтень.

  • George Harrison – Art Of Dying

kuhlevskyВ конце семидесятых годов студенты одного крупного столичного вузапригласили выступить Владимира Высоцкого без особой на то надежды.Ходили слухи и о его беспробудных запоях, и о сорванных кеонцертах.Но Высоцкий пришел, и что-то как-то спел. Его небольшую программу кое-как дослушали.Возникла неловкая пауза между недовольной аудиторией и недовольным поэтом.Проблема вечная языка Эзопова. Некое поколение создаёт язык понятных только своим, продвинутым, неких образов и Иероглифов.Язык Самюэля Беккета и Эжена Ионеску был вполне понятен ещё пионерам середины 60х и студентам

начала 70х … http://agharta.net/Gagarin.html

Потом в 1972-1976 годах буквально на моих глазах подрастающая молодежь реально упростилась.Проблема Уоллеса как совершившийся факт истории. Уоллес прислал Дарвину на рецензию свою теорию эволюции человека, и Дарвина заставили срочно начать публикацию своей книги.

В первой части ничего не говорилось о происхождении человека от обезьяны, но вышедшие раньше этой книги многочисленные рецензии только об этом и трубили.В результате дальнейших злоключений Дарвина похоронили рядом с Ньютономи поставили в один ряд с Карлом Марксом.Призрак уже шастал по Европе, призрак Князя мира сего.

А Дарвин горестно шутил, что хотел всего лишь доказать, что офицеры “Бигля”, злобно издевавшиеся над ним и над его Библией, произошли от обезьяны. В каждой шутке есть доля шутки, а всё остальное правда.В конце жизни Дарвин якобы признал правоту Уоллеса. Теория эволюции никоим образом не объясняет наличие такого большого мозга у человека.

По этой теории должен выживать сильнейший и подлейший.История двадцатого века – ярчайшее тому подтверждение. Если Бога нет – то всё дозволено.Возникла неловкая пауза между недовольной аудиторией и недовольным Высоцким…Высоцкий многое мог – например, сделать асану “Крокодил” – горизонтальную стойку на руках.Даже на одной руке. Даже всего на трёх пальцах.

Говорили, что ни один чемпион мира по гимнастике такого выполнить не мог.Что ещё вам спеть – спросил Владимир Семёнович, уже надевая куртку.Лестницу в Небо – раздался насмешливый голос из глубины уже начавшей расходиться аудитории.Это песня из четвёртого альбома группы Led Zeppelin.Высоцкий запел: Ну вот исчезла дрожь в руках …

Закончил, прошел сквозь оцепеневшую толпу и ушёл, а слушатели ещё несколько минутстояли молча. Никто не хлопал. Песня, известная многим с детства, прозвучала как бы из иного мира.Поколение, опившееся “новой” водой, ощутило дыхание иной реальности.Это как если бы в царстве слепых от рождения кто-нибудь из забредших странников попытался рассказать о Радуге.

Почему – Высоцкий? За что – Высоцкий?Одни понимают только вокальную музыку, другие – только инструментальную.Я люблю всякую музыку, лишь бы была Хорошая.В последнее время слушаю Рахманинова и Скрябина, Майлза Дэвиса и Мингуса…Но вот в ании проекта “Имя России” на первом этапе на первые места пробился Высоцкий.

Как, каким образом, в стране слепых и глухих манкуртов, лакающих Воду из копытца Князя мира сего …Он метал перед свиньями апельсины своей души… все, до последнего.

И иногда случался пробой понимания, туннельный эффект.

Page 3

kuhlevskyВ университете мне было влом изучать марксистко-ленинскую философию,и я выбрал альтернативную форму сдачи экзамена – реферат.Изучил несколько томов и журналов работ на основную и сопутствующие темы,раздолбал аргументы оппонентов в пух и прах и доказал, что все животные могут мыслить, даже пауки. Преподаватель философии Разумовский предложил мне сделку – 4.

Обосновал тем, что не может меня оспорить, но раздолбанные мной авторитеты – действующие столпы и опора философской мысли СССР.До этого в НГУ существовало незыблемое правило – либо реферат на пять, либо экзамены сдавать.

Я согласился – это была уже вторая четвёрка, перед этим Глеб Коткин сделал мне аналогичное предложениепо квантовой физике – учитывая “автомат” за письменный экзамен и “пару” за непосещение семинаров.Но эта первая четвёрка получена была на экзамене, от которого я “официально” был освобождён.

(Вершиной маразма стала последовавшая тройка-автомат за реферат по политической экономии социализма,в котором я доказал неизбежность коррупции и взяточничества при социалистическом способе производства)И вот, исчезла дрожь в руках. Теперь навек.

http://gazeta.ru/news/science/2009/02/13/n_1330487.shtml

Животные способны устанавливать мыслительные соотношения высших порядков.Проверено электроникой.

новость о том, что различия в человеческом и животном интеллекте могут быть количественными,

но никак не качественными, «может поставить человечество в очень неловкое положение».

Page 4

kuhlevskyhttp://brmr.livejournal.com/1117623.html

Вышла на улицу, чтобы положить денег на телефон и купить хлеба. Надо идти к метро, там и магазин и моментальные платежи. Около метро решаю спуститься вниз и купить карточку, чтобы завтра, когда буду спешить не стоять в очереди.

Около стеклянных дверей метро большая бездомная собака лает на девушку, не дает ей сделать шага. При попытке девушки обойти собаку, та пугает ее, делая вид, что сейчас укусить за ногу, но не кусает. Девушка растеряно улыбается (не кусает же, а просто не пускает), просит о помощи, но все боятся собаку. И я боюсь – сделала шаг в их сторону, собака повернула морду и показала свои зубы.

Но кто-то уже позвал милиционера. Очередь минут на пятнадцать, купив карточку, поднимаюсь наверх. Собаки и девушки около дверей не было. Зато наверху стоит как-то неправильно много людей. В отъезжающую с остановки маршрутку на полном ходу врезалась машина, сильно смяв бок. Вижу стоящую в стороне девушку, а еще, чуть дальше, около маленького заборчика, собаку.

Понимаю (додумываю?), что это была маршрутка, куда не села девушка.

Да и собака, как показалось, улыбалась.

Махатма Ганди – живи так, будто завтра умрешь

Живи, будто ты уже умер
annatoОригинал взят у adesigna в Махатма Ганди – живи так, будто завтра умрешьВторой принцип Ганди

Живи так, будто завтра умрешь; учись так, будто проживешь вечно.

Вы боитесь смерти? Каждый, наверное, боится, потому что ничего непонятно, непонятно ни в каком состоянии смерть встретишь, ни  что именно будет в себя включать переход от жизни к смерти.

Но смерть, как я недавно прочитала, это не антоним слову “жизнь”, а антоним слову “рождение”. И это невероятно верно. Мы привыкли сравнивать смерть не с тем!Задумываешься о бесконечном круге, где чтобы чтобы родилось что-то, что-то другое должно умереть.

И этот круг трансформаций он начинается с уровня атомов и молекул (да и даже до них).

Каждый  химические элемент всей окружающей нас реальности и нас самих –  это продукт реакций внутри сверхновой звезды, которая миллиарды лет назад была на месте нашего Солнца, хотя и это будет неточно – она, эта неизвестная нам звезда, которой мы не дали имени, была где-то в другой точке пространства, но она, взорвавшись дала все, что мы держим в руках, что мы едим, дала нам нас.Получается, что, чтобы родились на свет мы, когда-то огромная звезда должна была сгореть, сжаться под действием гравитации, снова гореть, а затем разорваться. Наверное, это и есть – смерть звезды, а умерев звезда стала туманностью, из которой стало формироваться то, что мы сейчас называем Солнечной системой.И так – во всем.И смерть нужна, потому что иначе импульс, полученный от рождения остановится, потому что нет следующей трансформации. И только приняв факт, что я – умру, можно выбирать то, что самое интересное, самое удивительное, самое тебе нужное, потому что если завтра можно умереть, то какой смысл делать то, что тебе чужое, холодное и серое?

Мне кажется, что только приняв факт, что я – умру, можно выпустить этот факт из головы, освободиться от страха, не доживать свою жизнь, а жить, как будто живешь в вечности и, в итоге, заниматься тем, чем занимаешься – не только учебой, чем угодно, так, как будто нет дамоклова меча конечности любого процесса.

?

|

annatoОригинал взят у eryv в Мужской и женскийОвощной квас (два варианта).Нужно взять пару свекол, граммов 700 общим весом, несколько черешков сельдерея и одну небольшую морковку. Овощи чистить не нужно, только промыть. Распустить все на тонкие брусочки, добавить чайную “с верхом” ложку соли (без йода) и хорошенько перемешав, оставить на сутки в теплом месте. Подготовленную смесь переложить в трехлитровую банку и залить фильтрованной водой (воду лучше добавлять постепено – по одному литру в день). Банку неплотно закрыть крышкой и оставить в теплом месте на 7 дней (это минимум). После этого, можно начинать пробовать и если вкус вас удовлетворит, то отфильтровать жидкую фракцию в небольшие бутылки с плотно пригнанными крышками. Герметично их укупорить и через 10 часов поставить в холодильник. На следующий день можно уже и спотреблять. Спотреблять как освежающий напиток, полезный для нормализации всяческих внутренних процессов. Говорят, что девушкам особенно пользительно.Мужики над пользительностью продуктов не особо задумываются, но и у них бывают особые дни, когда следует подлечиться.Поэтому для нас сделаем следующий квас:Небольшой кочан капусты весом около одного килограмма нашинковал длинными полосками. Опять засыпал солью, но теперь взял столовую ложку. К капусте добавил пару морковок, натертых на крупной терке. Перемешал хорошо и придавил гнетом на одни сутки.Подготовленную капусту переложил в стеклянную посуду, залил 4-я литрами фильтрованной воды c двумя столовыми ложками сахара и оставил в теплом месте на 7 дней. Можно и подольше подождать, ежели выдержки хватит, только веселее конечный продукт будет.Затем, все по расписание: отфильтровать в герметично закрывающиеся бутылки, подождать немного и охладить в холодильнике. Вот так, и никакие проблемные дни не будут страшны с таким напитком настоящих героев!

Твердая “фракция”, оставшаяся от приготовление этих квасов, конечно не выбрасывается. И салат какой можно с ней придумать, пахучего подсолнечного масла добавив, да или вот борщу сварить.

Первая партия кваса начинает бродить медленно. Поэтому квасный осадок в бутылках лучше не выбрасывать, а сохранить для следующей партии. У меня он без проблем стоит в холодильнике в течении года.

«Живи, будто ты уже умер»

Живи, будто ты уже умер

Антрополог Рут Бенедикт – о самодисциплине по-японски и о том, как она помогает справляться с жизненными трудностями – от сдачи экзаменов до депрессии.

1. Маленький ребенок рождается счастливым, но не «вкусившим жизни». Только посредством духовной подготовки (или самодисциплины – сюйе) мужчина и женщина получают возможность жить полноценно и «чувствовать вкус» жизни. Только так можно полюбить жизнь. Самодисциплина же «укрепляет нутро» (местонахождение самообладания), а значит – усиливает жизнь.

2. «Умелая» самодисциплина в Японии имеет логическое обоснование: она улучшает контроль человека над собственной жизнью. Любое бессилие, которое он будет чувствовать как новичок, преодолимо, говорят они, потому что в итоге он или начнет получать от обучения удовольствие, или сдастся.

 Ученик должным образом овладевает своей профессией, мальчик осваивает дзюдо, молодая жена приспосабливается к требованиям свекрови. Вполне понятно, что на первых этапах подготовки мужчина и женщина, не привыкшие к новым требованиям, могут захотеть избавиться от этого сюйе.

В таком случае их отцы, скорее всего, скажут им: «Что же ты хотел? Для того чтобы почувствовать вкус к жизни, необходимо пройти некоторую подготовку. Если ты сдашься и совсем не будешь себя тренировать, то в результате непременно окажешься несчастен…» Сюйе, согласно их излюбленной поговорке, «очищает тело от ржавчины».

 Человек превращается в сверкающий острый меч, каковым он, разумеется, и хотел бы стать.

3. Характер этого состояния мастерства (муга) в том, что… «не существует разрыва, даже в толщину волоска, между волей человека и его действием». Электрический разряд проходит прямо от положительного полюса к отрицательному.

В людях, которые не достигли мастерства, присутствует, так сказать, изолирующий экран, который находится между волей и действием. Он называется «наблюдающим «Я», «вмешивающимся «Я», и когда этот экран устраняется специальной тренировкой, мастер утрачивает чувство «я это делаю». Цель замыкается сама на себе.

Действие происходит без усилия… в совершенстве воспроизводит ту картину, которую рисовал в уме исполнитель.Такого рода мастерства в Японии добиваются самые обычные люди.

4. Человека в детстве настоятельно обучают осознавать собственные действия и судить о них в свете того, что скажут люди; его «я-наблюдатель» крайне уязвим.

Чтобы отдаться восторгу своей души, он устраняет это уязвимое «Я».

Он перестает чувствовать, что «он это делает», а затем начинает ощущать в душе свои подлинные способности подобно тому, как ученик в искусстве фехтования ощущает способность стоять на четырехфутовом столбе без страха упасть.

5. Самая крайняя, по меньшей мере для западного уха, форма, в которой японцы выражают эту мысль – в высшей степени одобрительное отношение к человеку, «который живет, как будто уже умер».

Буквальный перевод звучал бы как «живой труп», и во всех западных языках это выражение имеет неприятный оттенок. Японцы говорят: «живет, как будто умер», когда имеют в виду, что человек живет на уровне «мастерства». Это выражение используется в обычных повседневных наставлениях.

Чтобы приободрить мальчика, который переживает относительно выпускных экзаменов в средней школе, ему скажут: «Относись к ним как человек, который уже умер, и ты легко сдашь». Чтобы успокоить друга, который заключает важную для бизнеса сделку, скажут: «Будь словно ты уже умер».

Если человек переживает серьезный душевный кризис и заходит в тупик, достаточно часто с решением жить он выходит из него «как будто уже умер».

6. Муга основано на той же философии, что и совет жить «как будто ты умер». В этом состоянии у человека отсутствуют настороженность к себе и, следовательно, весь страх и предусмотрительность.

Иными словами: «Моя энергия и внимание беспрепятственно направляются прямо к осуществлению цели. «Наблюдающее «Я» со всем своим грузом страхов больше не стоит между мной и целью.

 С ним ушло чувство скованности и напряжения, склонность к депрессии, которая беспокоила меня в прежних поисках. Теперь для меня все стало возможным».

7. По западной философии, практикуя муга и «жизнь как будто ты умер», японцы устраняют совесть. То, что они называют «наблюдающим я» или «вмешивающимся я», служит цензором, судящим действия человека.

Разница между западной и восточной психологией отчетливо проявляется в том, что, когда мы говорим о бессовестном американце, мы имеем в виду человека, утратившего чувство греха, которым должен сопровождаться проступок, но когда эквивалентное выражение применяет японец, он имеет в виду человека, который перестает быть напряженным и скованным.

Американцы имеют в виду плохого человека, японцы – хорошего, тренированного человека, который способен полностью реализовать свои способности. 

Они имеют в виду человека, которому под силу самые трудные и решительные бескорыстные действия.  мотивация хорошего поведения для американца – это вина; человек, который из-за огрубевшей совести перестает ее чувствовать, становится антиобщественным.

Японцы представляют проблему иначе. По их философии, человек в глубине души добр. Если его побуждение может быть непосредственно воплощено в действие, он поступает целомудренно и легко».

Ксения Татарникова 

Подробнее см. Р. Бенедикт «Хризантема и меч. Модели японской культуры» (Наука, 2007).

http://www.psychologies.ru/psychotherapy/self-development/jivi-budt…

ОБНУЛЕНИЕ ЗАБВЕНИЙ И СТРАДАНИЙ

ПОДУРОВНЕЙ МАТРИЦЫ

Послание Матери (Материи)

от 25.03.2020 г.

Контактёр — Наяна Белосвет

По Матрице иди, Душа.

Шесть уровней проходишь ты за раз,

Коль не спеша. А коли ты быстрее –

В самый раз чрез сотни уровней

Бывает разрешают перепрыгнуть.

Шанс даётся многим, многие, конечно,

Не хотят. Однако все итоги

Объединяют и суммируют назад.

Что это значит? Значит было

Уже такое и не раз.

Здесь каждый плакал и молил уныло,

А далее он получал баланс.

Потом он был на гребне, был в почёте.

Потом он снова плакал до зари.

Затем он был всю жизнь в работе.

Потом он снова в злате жил.

Всё до поры. Случались сбои,

Это видно. По Матрице они видны,

Друг мой. Страдания подуровней –

Немое чтиво. Они, как искажения, как боль.

Они мешали и не раз подняться,

Ведь их суммировали тоже каждый раз.

Они по сумме не давали двадцать,

Они по сумме обнуляли вновь баланс.

Они не дали в плюс уйти умело.

Они искали помощь, но найти где соль,

Не каждый даже техник видит. Криво

Он может видеть, коль пред ним Господь.

Всё иерархии, ступени. У каждого своё

Тут в Матрице великое житьё.

Как то понять? Кто в помощь, а кто в тени?

А кто лениво позабыл тебя?

Копьё настроено на каждого сюжеты,

Ведь каждое кино по назиданию Отца.

Его картины, всё, что есть его сонеты.

Всё под контролем у Святого Старика.

Он стар, но он и молод.

Играет он, а мы играем им.

Но Души тут по Матрице, кто в холод

Ушёл, тому он не подаст руки.

Мир назиданий и страданий

Для каждого припасен, это роль.

Подуровни страданий и стараний,

Подуровни забвений через ноль.

Сейчас подуровни те мешают для каждого

Увидеть мир сей и светлые миры.

Поэтому для обнуленья дали

Подуровни сегодня ты возьми и убери.

Есть в Матрице попытки вверх прорваться,

Они смешны, они лишь вызывают смех.

Кто вышел, кто пытается брыкаться,

А кто и вовсе стал тут выше Бога, выше всех.

А ты иди чрез мудрость, через свитость.

А ты иди через понятия себя в сети

Великих и божественных надежд.

Отец надеется на каждого и это ясно.

Отец ждёт, кто станет на пути,

Того и ждёт успех.

Итак, печати уровней открыты,

Подуровни, как пазлы, высыпаются с утра.

Проснёшься утром, попроси событий.

Заснуть захочешь вечером, проси

Скорее осознаний и ума.

Проси чрез сон подсказку, это правда,

Она покажет, где подуровни искать.

У каждого они поют удало,

У всех они не выше, чем стрела.

Стрела, что вводит в ноль,

Стрела, что ставить, ты будешь вскоре,

Получая новую здесь роль.

Спеши. Ведь роли все не сахар.

Их большинство печальны и пусты.

Подуровни скорее получай,

Их обнуление. Собакой не будь покорной,

А молись скорее и беги

По уровням, по Матрице умело.

Ты получай от Ангелов подсказки,

Мир их свят. И ждут они решенья твоего.

Несмело начнёшь ты, но потом

Ты увеличишь скорость у великих врат.

Итак, читай такое трижды восемь,

Читай такое утром, ночью спи.

И жди, когда покажут злую осень,

По снам, поймёшь о чём, подключай умы.

Отец, я призываю Силы Света,

Я призываю Матрицы чины.

Я призываю всех, кто помнит лето.

Я призываю время Сатаны,

Что стало мне проклятием и плачем.

Я призываю все веленья, просвещенье звёзд.

Прошу тебя, Отец, смени подуровней рубаху,

Прошу оставить уровни и получить по ним зачёт.

Прошу суммировать всё чудо,

Прошу суммировать Добро, что я творил.

Прошу все искажения, что худо,

Скорее обнулить подуровней.

Молю тебя мне дать для ускорения начало,

Что Матрица гасила, скорость падала моя.

Прошу мне даровать опору,

Ангелов твоих прошу. Ревниво

Я более не буду ни завидовать, ни красть

Чужое время и чужие дали.

Я буду Верою, ты научи меня.

Прошу вернуть мне все чины, медали.

Прошу я обнуления всего,

Что тормозит меня.

Аминь.

Читай такое, думай о былом.

Исправь, что можешь, а что суждено — вдвоём.

Исправь себя, исправь свои пути.

Лишь в Свете сможешь ты, Душа,

Понять себя, ускорить Света и Любви пути.

Митрополит Антоний Сурожский: Мы живем так, будто никогда не умрем

Живи, будто ты уже умер

Отрывок из книги митрополита Антония Сурожского “Жизнь и вечность. 15 бесед о смерти и страдании”, вышедшей недавно в издательстве “Никея”.

Беседа 9[1]

Предельное испытание

Французский писатель Рабле[2] в одном из своих писем написал: «Я готов отстаивать свои убеждения до самой смерти, исключительно»[3]. Что ж, так поступает большинство из нас. Но это значит, что когда перед нами встает предельное испытание, мы отступаем, мы не готовы идти на предельный риск.

И в этом смысле неминуемая уверенность в смерти, возможность смерти для нас — это своего рода пробный камень для наших убеждений, наших чувств. Я люблю этого человека. Готов ли я рисковать моей жизнью ради его или ее жизни, ради его или ее свободы? Или я готов говорить об этом, пока нет опасности, и отступаю, когда опасность становится слишком велика?

Помню, как кто-то сказал: «Как чудесно слышать так много проповедей о мученичестве в наших храмах. Это значит, что в наши дни нет риска мученичества, потому что никто не говорит о нем, когда оно неминуемо, когда оно реально, когда оно здесь. Человек либо встречает мученичество, либо бежит от него, человек не говорит о нем».

Вот первое, что я хотел сказать о смерти. Противостояние смерти позволяет нам оценить качество нашей жизни: готовы ли мы встретиться с жизнью лицом к лицу – со всеми ее трагедиями, страданием и опасностью? Другая сторона этого размышления о смерти, возможно, становится все важнее с каждым днем.

Мы живем так, будто будем жить вечно и никогда не умрем. Мы живем с представлением, будто впереди есть еще время, а затем приходит момент, когда времени уже не осталось, а наша жизнь оказывается неполной, несовершенной, поскольку мы никогда не посмотрели в лицо факту, что в моей власти только настоящий момент, не следующий.

Здесь, в Англии, отношение к смерти очень удивляет русского человека вроде меня. Оно несколько улучшилось, осмелюсь сказать, не сильно, но стало, скажем, менее ужасным. Но когда я впервые с ним встретился, я был поражен.

У меня создалось впечатление, что для доброго британца умереть было чем-то совершенно непристойным, что людям не следует так поступать со своими друзьями и родственниками, и, если они падут настолько низко, чтобы покинуть этот мир, они будут скрыты в своей комнате, пока похоронное бюро не вывезет их [на место упокоения] и не освободит семью от их присутствия, потому что по отношению к своим родным человек не должен совершать такую непристойную вещь, как умереть.

Я помню, как впервые столкнулся с этой проблемой смерти. Я проповедовал в Кембридже в университетской церкви, а потом университетский капеллан сказал мне: «Знаете, я священник уже тридцать лет, но никогда не видел мертвого тела и не присутствовал при умирании человека».

Я был поражен, потому что сам видел более чем достаточно умирающих и мертвых. И я сказал: «Каким образом?» — «Ну, — ответил он, — видите ли, когда кто-то из моих прихожан болен, до тех пор, пока я могу ему помочь, я посещаю его.

Когда он впадает в беспамятство и я не могу достучаться до него, я предоставляю действовать доктору, сиделке, родственникам, друзьям,  ведь сам я ничего не могу сделать.

А затем, — продолжал он, — когда он умирает, нет смысла идти смотреть на мертвеца, я беседую с семьей, понесшей тяжкую утрату: «Я Воскресение и Жизнь»[4] и тому подобное. А затем я встречаю гроб в церкви».

Меня это глубоко поразило, и я рассказал ему о том, что сам испытал во время войны. В наш госпиталь принесли немецкого солдата с поля боя, через несколько часов он впал в беспамятство, и молодой пресвитерианский пастор-француз, который заботился о нем, вышел (он был очень молод, слегка за двадцать).

По лицу его струились слезы, и он сказал мне: «Какой ужас! Этот человек не умер, он еще жив, и я ничего не могу сделать для него, потому что он не может ответить на мои слова и, возможно, даже не слышит, что я говорю».

Мне также было тогда около двадцати пяти лет, и я сказал довольно резко: «Не дури, иди обратно к постели этого человека, возьми Новый Завет и читай ему его по-немецки, начиная с воскрешения Лазаря.

Читай и читай, делай паузы, чтобы вы оба отдохнули, и вновь читай».

И этот молодой человек делал так в течение двух с половиной дней или около того. А  затем, за несколько часов до смерти, этот немецкий солдат открыл глаза и сказал мне: «Это было так чудесно. Я не мог подать признаков жизни, но каждое слово достигало меня и давало новую жизнь».

Так что мы должны осознавать, будь мы священниками, врачами, или медсестрами, или родственниками, или друзьями человека, который умирает, сознание которого слабеет, который, возможно, не способен общаться с нами обычным образом, — мы должны осознавать, что может существовать уровень сознания, лежащий далеко за пределами того, что мы себе представляем. И даже когда сознание, которое мы можем пробудить словами, ушло, существуют иные способы общения.

В экстремальных ситуациях мы можем встретиться лицом к лицу со смертью совершенно иначе. Страх может быть преодолен силой сострадания или неотвратимостью участия в происходящем. Я в течение года преподавал в русской гимназии во Франции и помню одну из своих учениц. Она была самой обыкновенной девочкой, милой, умненькой девочкой, но в ней не было ничего особенно впечатляющего.

А потом во время одного из налетов в Париже бомба упала на дом, где они жили. Все спаслись, стояли снаружи, пересчитали друг друга и заметили, что одна пожилая женщина не вышла из дома. Дом был весь в огне, и девочка просто вошла внутрь, чтобы спасти эту женщину, и уже не вернулась назад.

Чувство сострадания, говорившее, что этой старушке нельзя было просто позволить умереть, заставило ее забыть опасность, которую эта ситуация представляла для нее самой, и она просто вошла внутрь.

Очень часто мы можем лицом к лицу встретить смерть свою или других людей, если в нас живут побуждения достаточно сильные, достаточно благородные, достаточно великие, достойные нашего человеческого звания, вместо того чтобы пасть ниже того, кто мы есть.

Когда мы стареем, проблема становится немного иной.

Я не могу сказать, что это мой личный опыт, хотя я и достаточно стар, но я заметил, что пожилого или безнадежно  больного человека более всего пугает то, что они ощущают присутствие смерти задолго до того, как она наступает.

Мы ощущаем, как наше тело постепенно распадается, разрушается, например, память слабеет, разум не имеет былой ясности, эмоции менее яркие, физически человек становится все менее сильным.

Пожилые люди и безнадежные больные очень часто чувствуют, что смерть действует внутри них, что смерть постепенно побеждает и что конечным результатом будет полный распад и разрушение той целостности, которая бывает так прекрасна. Все это может  вызвать страх.

Из ответов на вопросы

— Нужно ли человеку до последнего бороться за свою жизнь, или наступает момент, когда можно желать для себя смерти?

— Нам порой кажется, что у нас есть право сказать: «Я устал от жизни, и я выбираю смерть». Мы не знаем, что может произойти в нас и привести нас к такой зрелости, какой у нас не было или нет в данный момент. Страдание, встреча со смертью, расставание с людьми, которых мы любим, встреча с болью, встреча со всей многосложностью человеческой души — всего этого мы не можем предвидеть.

С другой стороны, меня до глубины души поражает то, что умирающие старики очень часто говорят: «Я бы хотел умереть и не быть обузой тем, кто меня окружает».

И я всегда с искренней убежденностью говорил им, что они не правы, что они недооценивают любовь окружающих к ним, что присутствие их даже умирающих много значит для тех, кто вокруг, что их беспомощность, возможно, впервые дает их детям, их супругам, их друзьям возможность выразить всю свою любовь, все уважение к ним.

Я могу привести вам пример совсем не трагичный. Моя бабушка умерла, когда ей было девяносто пять лет. В последние годы жизни она была не так деятельна, как раньше.

Помню, однажды я сидел в своей комнате, а бабушка мыла посуду на кухне, затем я услышал невероятный грохот разбивающейся посуды, и вошла бабушка, маленькая, очень бледная и очень серьезная старушка, и сказала: «Я не могу понять, почему Господь держит меня на земле. Я даже посуду не могу помыть как следует».

Я ей ответил: «Я могу привести тебе две причины». — «И какие же?» Я сказал: «Первая – та, что на том свете, должно быть, столько старушек, что Он не может Себе позволить еще одну».

Она строго посмотрела и сказала: «Ты все шутишь, а я серьезно».

Я сказал: «Да, а теперь вторая причина: с самого начала мира и до самого его конца, в прошлом, в будущем, в настоящем ты одна смогла сделать то, чего не смог никто на земле».

Она навострила уши, посмотрела на меня с интересом и сказала: «И что же это?» — «Никто никогда не был, не будет и не может быть моей бабушкой». И она сказала: «О, так я уникальна и могу делать что-то, чего не может никто на земле».

С другой стороны, если говорить, например, об аппаратах, поддерживающих жизнь, я считаю, что не следует принуждать человека оставаться в живых искусственно, против природы, как происходит в случае, когда природа не может поддерживать жизнь и создается искусственное ее подобие.

Я вспоминаю опять-таки человека, который попал в автокатастрофу и был без сознания четыре года, абсолютно без сознания, не реагируя ни на что, но будучи принуждаем жить, пока  наконец природа не взяла верх над докторами. И я думаю, было бы человечнее дать природе шанс действовать свободно. Но это моя личная реакция на ситуацию.

— Значит ли это, что Вы против вмешательства врачей и искусственного продления жизни умирающего?

 — Я бы подвел черту под тем, что говорил минуту назад, о том, что, когда от человека не осталось ничего, кроме искусственной жизни, которая навязывается ему или ей, мы не помогаем природе, мы не знаем ничего о том, что происходит с душой, мы используем человеческое тело как марионетку, и я не считаю, что это достаточно уважительно, почтительно в отношении этого человека.

В иных случаях, безусловно, необходимо оперировать опухоли, необходимо оперировать при аппендиците, необходимо лечить пневмонию и так далее. Но, когда мы делаем это, мы помогаем природе в борьбе, тогда как в случае, упомянутом мною ранее, мы помогаем в борьбе вовсе не природе, природа жаждет покоя и отдыха, а мы насилуем ее.

Я помню книгу Акселя Мунте под названием «Легенда о Сан-Микеле» [5] (не думаю, что вы такое читаете, но в мою бытность студентом-медиком ее многие читали).  Я работал в той же больнице, где работал он за много лет до меня (ну, не так уж много – я был там в 1934 году).

И я помню, что он говорит о своем опыте работы в терапевтическом отделении. Он рассказывает, что, когда он впервые попал туда, то пришел в ужас от того, что он посчитал бессердечием старых медсестер и бесчувственным отношением к жизни и смерти со стороны врачей.

А потом он осознал, что, пока человек мог бороться за жизнь, врачи и медсестры боролись со всеми своими знаниями, умением и страстью.

Но приходил момент, когда они понимали, что все, что они могут — это оставить человека и не помогать жизни продолжать битву.

Я вспоминаю фразу, сказанную пожилой медсестрой, определяющую, по мнению Мунте, отношение медсестер и врачей: «Мы сражались, как два честных соперника, теперь пришла твоя очередь, делай свою работу, но делай ее с лаской».

И в этот момент роль врача — помочь смерти быть ласковой, не превращать ее в последнюю мучительную схватку.

Книга подготовлена совместно с фондом «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»

[1] Фрагмент лекции на заседании Лондонской медицинской группы. 4 апреля 1987 г. Пер. с англ. Анны Мартыновой под ред. Е.Л. Майданович. Впервые опубликовано под заголовком «Помни час смертный» в книге: Антоний, митрополит Сурожский. У постели больного. М.: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского», Фонд помощи хосписам «Вера», 2016.  40 с.

[2] Франсуа Рабле (1494 — 1553) — один из крупнейших французских писателей эпохи Ренессанса, наиболее известен как автор романа «Гаргантюа и Пантагрюэль».

[3] То есть «только до угрозы смерти».

[4] Капеллан цитировал слова Христа: Я есмь Воскресение и Жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет  (Ин. 11:25).

[5] Аксель Мунте. Легенда о Сан-Микеле. Записки врача и мистика.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.